Безвременная кончина

Прозрачное искусство Шуберта хранит в себе образ его невинной и прекрасной юности. Он умер и никогда уже не постареет.
Ричард Капель
В начале сентября 1828 года Шуберт покинул удобные апартаменты Шобера и переехал к своему брату Фердинанду в пригород Вены Нейе Виден. Здоровье его ухудшилось, его мучили приступы головокружения. Болезнь, по всей видимости, переходила в свою следующую фазу, и силы композитора быстро таяли.
Придворный врач Эрнст фон Ринна, лечивший Шуберта, решил, что свежий воздух предместья будет полезен больному. К несчастью, дом Фердинанда, недавно построенный, был сыроват, и вообще санитарное состояние этой только что застроенной улицы было далеко не удовлетворительным. Получилось так, что, несмотря на чистый воздух и живописные окрестности, жизнь в этом доме приносила Шуберту больше вреда, чем жизнь в его прежних городских комнатах.
Шуберт явно не собирался надолго перебираться в пригород: он оставил все свои рукописи у Шобера, в его «музыкальном чулане». Кроме того, он надеялся ненадолго выбраться в Грац. Шестого сентября Йенгер написал Марии Пахлер письмо. В нем он говорит о том, что довольно долго пытался установить новое место жительства Шуберта, и вот
прошлым вечером я, наконец, поговорил с ним в театре Бург, и теперь я могу сказать Вам, дорогая сударыня, что наш друг Швам-мерль [Бочонок] в скором времени ожидает улучшения своего финансового положения. Как только его расчеты оправдаются, он немедленно воспользуется Вашим любезным приглашением…
Но в конце сентября Шуберт написал Йенгеру, что с поездкой в Грац ничего не получается, «так как ни деньги, ни погода этому не благоприятствуют». Второго октября он отправил письма двум своим новым издателям: фирме «Шотт и сыновья» в Майнц и Пробсту в Лейпциг. Письмо Пробсту О. Э. Дейч назвал «криком отчаяния»:
Ваше благородие!
Я умоляю Вас объяснить, когда же наконец появится трио? Может, вы еще не имеете опуса? Это опус 100. Я ожидаю его появления с нетерпением. Я сочинил, помимо других вещей, три сонаты для одного фортепиано, которые хотел бы посвятить 1умме-лю. Кроме того, я положил на музыку несколько песен Гейне из Гамбурга, которые здесь чрезвычайно понравились, и, наконец, закончил писать квинтет для двух скрипок, альта и двух виолончелей. Сонаты я исполнял во многих местах с большим успехом, а квинтет будет репетироваться на днях.
[Квинтет был опубликован лишь в 1853 году, а его первое исполнение состоялось в 1850-м.]
Шуберт предлагает Пробсту, который не спешил публиковать трио, свои самые последние, самые лучшие работы. Песни на стихи Гейне он намеревался выпустить в виде песенного цикла, посвятив его своим друзьям, но под давлением финансовых обстоятельств ему пришлось пожертвовать этой идеей.
Песни на тексты Рельштаба и Гейне были опубликованы уже после смерти Шуберта. Издатель назвал этот сборник Лебединая песня. Это именно сборник, а не песенный цикл (как, например, Зимний путь). Песни Рельштаба прекрасны сами по себе, но семь стихотворений Генриха Гейне выигрывают только благодаря превосходной музыке Шуберта. Каждое стихотворение имеет совершенно самостоятельное значение; в каждом стихотворении происходит своего рода кристаллизация определенного человеческого чувства: в Атласе (Der Atlas) это благородное отчаянье, которое поселяется в душе мужественного человека, не побоявшегося открыть свое сердце для всех страданий этой бренной жизни; в стихотворении Двойник (Der Doppelgänger) это боль и горечь ностальгии, которые пробуждает в человеке возвращение в те места, где он когда-то испытал несчастную любовь: поэт как бы видит своего двойника, который заламывает руки в тоске и отчаянии перед домом, где прежде жила его возлюбленная. Стихотворение Город (Die Stadt) отражает сложную гамму чувств. Это стихотворение относится как раз к тому типу поэзии, который больше всего вдохновлял композитора: перед нами вырисовывается вполне узнаваемый пейзаж, и поэт, отождествляя себя с этим пейзажем, добивается особенной остроты восприятия. Через окружающий ландшафт он познает самого себя, и этот момент самопознания можно сравнить с тем мгновением, когда солнечные лучи, пробиваясь сквозь туманную дымку, вдруг озаряют город.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *