Необычайный успех

«Необычайный успех, хороший сбор»,— писал Бауэрн-фельд после концерта.Но если Шуберт и его друзья с нетерпением ожидали рецензий в венских газетах, то им суждено было жестоко разочароваться. Удивительно, но ни одна из венских газет, тех самых газет, которые раньше никогда не упускали случая написать о Шуберте,— ни одна не поместила отчет о его концерте. Краткие заметки в лейпцигских, дрезденских и берлинских газетах объясняют нам причину этого молчания: как раз в то время в Вену приехал скрипач-виртуоз Никколо Паганини. Дрезденская газета «Abendzeitung» писала:
В наших [венских] стенах раздается только один голос, и этот голос призывает: «Слушайте Паганини!» … [Состоялся] и частный концерт популярного композитора Шуберта… среди этих вещей, бесспорно, было много хорошего, но более мелкие звезды бледнели перед блеском этой кометы на музыкальном небе…
Такое отношение прессы к его первому авторскому концерту очень огорчало композитора; единственным утешением было появление в «Theaterzeitung» большой и серьезной рецензии, посвященной песенному циклу Зимний путь. Автор этой статьи, казалось, в полной мере осознал гениальность Шуберта и понял, какое место он занимает среди представителей германского романтизма. Это была первая критическая статья подобного рода.
Шуберт откликнулся на призыв своего поэта [Мюллера] с той гениальностью, которая ему присуща. Его музыка также наивна, как и стихи, давшие ей импульс; в нем глубоко отзываются чувства, выраженные в стихотворениях, и эти чувства он сумел так передать в звуках, что ни один человек не может слушать или петь песни цикла, не растрогавшись. Смелый размах шубертовской музыки увлекает всех, кто подходит к ней близко. Его дух, проникая в сокровенные глубины человеческого сердца, уносит слушателей в необозримые дали, где перед ними в розовом свете заката встает предчувствие бесконечности, но к тревожному наслаждению невыразимым предчувствием присоединяется нежная боль от неизбежности соприкосновения с той ограниченной действительностью, что замыкает человеческое бытие. В этом сущность немецкой романтики и немецкого искусства, и в этом смысле Шуберт истинно немецкий композитор, который делает честь нашему отечеству и нашему времени. Этим духом проникнуты песни цикла; этот дух сквозит в них даже там, где содержание, казалось бы, указывает на совершенно иные пути. Достижение такой гармонии формы и содержания является основной заслугой обоих авторов — и говорящего, и поющего.
И все-таки шубертовский концерт имел успех у слушателей. «Все потонуло в безумии изумления и восторга»,— писал один из восхищенных поклонников. Кроме того, у Шуберта появились кое-какие деньги: выручка от концерта и доходы от продажи некоторых работ его новым издателям — «Шотту и сыновьям» и Пробсту — составили довольно-таки круглую сумму Его друзьям тоже повезло; вот какая запись появилась весной в дневнике у Бауэрнфельда:
Слышал Паганини! Входную плату [более чем в два раза превышающую плату за входной билет на шубертовский концерт] за меня внес Шуберт…
Кстати, сам Шуберт был большим поклонником Паганини и так описывал его исполнение Ансельму Хюттенбреннеру: «В адажио мне послышалось пение ангелов…»
Весна 1828 года была для Шуберта порой творческой и финансовой стабильности. Вообще, как раз в это время практически все друзья Шуберта «остепенились» и стали вести более стабильную и размеренную жизнь: Шпаун в апреле женился, Леопольд Зонлейтнер тоже вступил в брак; Швинд, наконец, сделал официальное предложение своей невесте Неттель Хёниг, за которой до этого долго ухаживал; Бауэрнфельд все больше времени отдавал литературным занятиям.
Здоровье Шуберта не улучшалось, но болезнь, по всей видимости, не так уж омрачала его жизнь той весной и летом. Финансовое благополучие композитора длилось недолго, и он вынужден был провести все лето в Вене, так как на долгожданные поездки к Пахлерам в Грац и к Тра-вегерам в Гмунден денег не хватало.
Иоганн Йенгер, с которым он ездил в Грац предыдущим летом, в письме к Марии Пахлер от 4 июля описывает «не самое блестящее финансовое положение Шуберта… Он все еще здесь, старательно работает над новой мессой и только ожидает необходимых денег, откуда бы они ни пришли, чтобы поспешить в Верхнюю Австрию». Необходимые деньги так и не появились.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *