Трио Es-dur

В 1827 году Шуберт почти всецело посвящает себя сочинению песен.Среди других его работ, помимо многочисленных танцев и небольших фортепианных пьес-экспромтов, можно назвать фантазию для скрипки и фортепиано C-dur, a также великолепное трио Es-dur (op. 100) для фортепиано, скрипки и виолончели. Трио Es-dur было написано в ноябре, а в конце декабря, в канун святок, состоялось первое исполнение трио в большом зале Musikverein (Музыкального общества). Партию скрипки играл гениальный Шуппанциг. Публика приняла новое сочинение Шуберта с восторгом, и, вдохновленный этим, композитор решил включить трио в свой авторский концерт, запланированный на март 1828 года.
Это трио — очаровательно неспешная музыкальная пьеса, оставляющая впечатление легкости и воздушности, при этом мастерски проработанная. Фортепианная партия звучит очень выразительно, в ней Шуберт использовал весь диапазон звучания венского фортепиано. Остается только пожалеть, что композитор не успел попробовать свои силы в сочинении фортепианных концертов.
Легкие и забавные танцевальные ритмы финальной части трио совершенно не соответствовали тогдашнему настроению самого композитора: здоровье было ослаблено, его одолевали головные боли, головокружение и тошнота — пренеприятнейшие проявления второй стадии сифилиса. Он вынужден был отменять дела и отказываться от встреч. Из письма Шуберта к возлюбленной Швинда Анне Хёниг видно, в каком плачевном физическом состоянии он тогда находился:
15 октября Как это для меня ни трудно, я должен сообщить Вам, что не могу доставить себе удовольствие присутствовать сегодня на Вашем вечере. Я болен, и мое состояние делает меня совершенно непригодным для таких собраний.
Перспективы же выглядели еще более удручающими: Шуберт был серьезно болен, к тому же работа над новой оперой шла очень вяло. Как ни убеждал себя Шуберт, что только опера может принести ему настоящую известность, эта работа больше не вызывала у него вдохновения. Его сочинения продолжали понемногу публиковаться, но эти публикации приносили мало денег и еще меньше славы.
Для венских обывателей Шуберт был сочинителем песен и танцев, кем-то вроде Ивора Новелло своего времени; музыкальной интеллигенции лучшие из его работ казались слишком «модернистскими», слишком авангардными и сложными для понимания. Современники недооценивали его талант. Странная ледяная и ломаная музыка последних двух песен Winterreise, скорее всего, отвращала большинство слушателей того времени; футуристические диссонансы приводили в замешательство и публику, и музыкальных критиков.
Об отношении общества к творчеству Шуберта говорит Йозеф Шпаун, написавший свои первые заметки в 1829 году, вскоре после смерти композитора.
В обществе распространилось мнение, будто его песни мрачны, аккомпанемент перегружен, неестествен и слишком труден, переходы чересчур рискованны; его фортепианные сочинения напыщенны и противоречат всем правилам постановки пальцев, и будто бы он совершенно лишен таланта писать для театра…
Сам Шпаун недостаточно хорошо понимал шубертов-скую музыку и тоже не мог оценить ее по достоинству В записке, датированной началом 1829 года и адресованной Бауэрнфельду мы читаем следующее:
При всем восхищении своим другом я считаю, что в области инструментальной и церковной музыки ему не сравниться с Моцартом или Гайдном, тогда как в песнях он остается непревзойденным.
Заблуждение Шпауна относительно шубертовской инструментальной музыки вполне простительно: дело в том, что после смерти Шуберта все забыли о существовании Неоконченной симфонии, а две большие инструментальные работы — симфония C-dur и струнный квинтет C-dur, написанные в 1828 году,— еще ни разу не исполнялись. Таким образом, представление Шпауна об инструментальной музыке Шуберта было неполным: Шпаун знал лишь шубертовские квартеты и трио Es-dur, исполнявшееся в декабре 1828 года, да еще те вещи, которые он мог услышать на «шубертиадах».
Мнение же Шпауна относительно церковной музыки можно считать вполне обоснованным. Как пишет Э. Дай-кинсон в своем эссе «Хоральная музыка»:
Если отрешиться от того неотразимого впечатления, которое производят лучшие работы композитора, и судить беспристрастно, мы обнаружим, что эта музыка изобилует цветистыми банальностями; бросается в глаза ее мелодический и структурный схематизм, не адекватный текстам и не соответствующий таланту композитора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *