Знакомство с Листом

Действительно, музыка «Анджело» отмечена большим вдохновением.Действительно, музыка «Анджело» отмечена большим вдохновением. Созданы характеры сильные, яркие, запоминающиеся. Еще в 1868 году в момент завершения работы над «Вильямом Рат-клифом» Кюи писал в «Санкт-Петербургских ведомостях» : «Чего должны мы требовать от оперной музыки?— вот вопрос, далеко еще не разрешенный, хотя о нем и было писано весьма много. Мне кажется, что ответ на этот вопрос заключается в двух словах: от оперной музыки мы должны требовать правды и красоты». Думается, что в «Анджело» в достаточно законченной художественной форме воплощены в реальном звучании представления композитора об оперном искусстве.
В апреле 1873 года, когда работа над «Андже-ло» шла полным ходом, состоялось заочное знакомство Кюи с Ференцем Листом. Цезарь Антонович направил великому венгерскому музыканту письмо и клавир «Вильяма Ратклифа» через своего товарища и издателя В. В. Бесселя. «Милостивый государь!— писал он в этом письме.— Позволю себе прислать вам мою новую оперу, как слабое выражение моего глубокого поклонения вашим великолепным произведениям и вашему служению музыке, носящему печать молодого подъема и бесконечной любви к искусству». Эти восторженные строки не были обычной данью вежливости маститому маэстро. Личность и деятельность Листа у всех балакиревцев вызывали особое уважение и почтение. Крупнейший композитор-романтик, гениальный пианист, Лист был истинным подвижником в искусстве. Завоевав своим творчеством и непревзойденным пианизмом всемирную славу и всевозможные почести и знаки внимания, он не только не превратился, как это зачастую случается, в непогрешимого мэтра и всезнающего судию, но остался человеком, открытым для всего нового и оригинального в музыке, активно помогавшим музыкантам разных стран. Вокруг него всегда группировались молодые пианисты, с которыми он занимался совершенно бесплатно (среди его учеников были такие выдающиеся русские артисты, как Вера Тиманова и Александр Зилоти, двоюродный брат С. В. Рахманинова).
В течение весьма длительного периода великие творческие достижения Глинки и Даргомыжского как бы не замечались в Европе. Там многие считали, что русской профессиональной музыки, достойной «просвещенного» внимания, не существует. Во время своих триумфальных гастролей в России в 40-х годах Лист, подружившись с Глинкой, был поражен масштабом дарования русского композитора. Правда, его не менее поразила и неприязнь к Глинке со стороны представителей официальных кругов. Брат Николая I, великий князь Михаил Павлович как-то «поведал» Листу, что на спектакли «Руслана и Людмилы» он в виде наказания посылает провинившихся офицеров, заменяя этим гауптвахту. Лист переложил несколько сцен из «Руслана» для фортепиано и постоянно включал их в свои концертные программы я в России, и за рубежом, пропагандируя тем самым имя и творчество великого русского композитора.
Познакомившись с русской музыкой, венгерский музыкант с гениальной прозорливостью сразу же почувствовал, какую роль ей предстоит сыграть в недалеком будущем в развитии европейской музыкальной культуры. Лист постоянно и заинтересованно следил за музыкальной жизнью в России. В письме от 20 сентября 1872 года к В. Ф. Ленцу, известному русскому музыканту, автору музыковедческих работ о Бетховене, он спрашивал: «Находились ли вы в сношениях с юною музыкальной Россией и ее достославными корифеями, господами Балакиревым, Кюи, Римским-Корсаковым? Я недавно прочел несколько их произведений; они достойны внимания, похвал и распространения».
«Лист,— объяснял Кюи свое отношение к венгерскому музыканту на страницах „Санкт-Петербургских ведомостей» от 27 июля 1876 года,— одна из замечательных и интересных личностей не только как композитор с колоссальным и оригинальным талантом, но и как художник, глубоко преданный своему делу, своим идеям, посвящающий все свои силы их служению; художник, который более хлопочет о других, чем о себе, более содействовал популяризации чужих произведений, чем собственных… Лист всегда откликался пылко на всякое крупное и достойное предприятие… Лист меня чрезвычайно интересовал не только как художник, но и как человек»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *