Сцена Тисбэ с Галеофой очень характерна

В воскресенье 4 мая 1875 года, в 12 часов дня, в репетиционном зале Мариинского театра состоялось прослушивание «Анджело»В воскресенье 4 мая 1875 года, в 12 часов дня, в репетиционном зале Мариинского театра состоялось прослушивание «Анджело», после чего в дирекцию были представлены письменные отзывы присутствовавших на заседании музыкантов (кстати, с этого времени заключения членов комитета по поводу прослушанных произведений стали даваться только в письменном виде).
Наибольший интерес представляет подробный отзыв Мусоргского, высоко оценившего новое произведение Цезаря Антоновича. «Опера г. Кюи „Анджело»,— писал Модест Петрович,— содержит в себе замечательные музыкальные красоты. Автор искренно отнесся к музыкальному воплощению характера действующих лиц в созданной им на канве В. Гюго музыкальной драме. На мой взгляд, особенно удались личности венецианской актрисы Тисбэ, Катарины Малипиери (жены падуанского тирана) и Галеофы (шпиона при тиране).
Сцена Тисбэ с Галеофой очень характерна, дуэт Тисбэ с юным Родольфом, по моему мнению, chef d\’oeuvre; финал 2-го акта (Тисбэ с Катариной) и финал оперы (смерть Тисбэ) должны произвести потрясающее впечатление. Сочинение в техническом выполнении рекомендует автора с самой выгодной стороны. Опера богата и мелодическою красотою».
В своем отзыве Мусоргский отметил и некоторые недостатки «Анджело», заключавшиеся, по его мнению, в длиннотах, «преимущественно в первом акте и частию в четвертом», которые «легко исправимы на репетициях, где окончательно шлифуется всякое драматургическое произведение — будь оно музыкальное или литературное».
Это заключение Мусоргского свидетельствует не только о больших художественных достоинствах оперы Кюи, но и о высоких морально-нравственных качествах Модеста Петровича, обида которого на автора «Анджело» за некоторые строки о «Борисе Годунове» вряд ли еще прошла.
В этой связи нельзя не отметить, что всем членам балакиревского кружка были присущи замечательные душевные качества, бескорыстие и истинный дух товарищества. Они были в высшей степени интеллигентными людьми, подлинными патриотами отечества. Нельзя не вспомнить, сколько заботы они проявляли по отношению творческого наследия своих покойных друзей: Кюи и Римский-Корсаков окончили оперу «Каменный гость» Даргомыжского, Римский-Корсаков завершил «Хованщину» Мусоргского, вместе с А. К. Глазуновым провел сложнейшую работу по окончанию «Князя Игоря» Бородина, Кюи на склоне лет довел до конца сохранившуюся в набросках «Сорочинскую ярмарку» Мусоргского. А сколько сил члены балакиревского содружества отдали пропаганде творчества своих великих учителей — Глинки и Даргомыжского! Таких примеров бескорыстного служения русской музыке можно привести еще очень много.
Однако вернемся к «Анджело».
Почти все участники прослушивания высоко оценили новую оперу Кюи. «…Опера г. Кюи представляет произведение в высшей степени талантливое и замечательное и оставляет только принять [для] постановки его на сцене»,— писал Н. А. Римский-Корсаков. «Опера „Анджело» отличается живым сценическим либретто, осмысленным, соответствующим новейшим требованиям оперного искусства отношением композитора к жанру…» — отметил критик и композитор А. С. Фаминцын. «…По мнению моему, я нахожу, что означенная опера для сцены будет иметь успех»,— подчеркнул инспектор музыки императорских театров И. О. Ферреро.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *