Памяти друга

5 января 1869 года произошло скорбное событие, заставившее горестно сжаться сердца у истинных почитателей русской музыки — в возрасте 55 лет скончался Александр Сергеевич Даргомыжский.5 января 1869 года произошло скорбное событие, заставившее горестно сжаться сердца у истинных почитателей русской музыки — в возрасте 55 лет скончался Александр Сергеевич Даргомыжский.
В последние годы жизни выдающегося мастера дружба между ним и балакиревцами становилась все более тесной и сердечной. Именно в них Александр Сергеевич видел достойную смену великому Глинке, да и самому себе.
С горячей заинтересованностью следили молодые композиторы за работой Даргомыжского над «Каменным гостем». Впервые опера сочинялась на совершенно неизменный текст литературного первоисточника — одноименной маленькой трагедии А. С. Пушкина. В своем новом произведении композитор поставил перед собой сложнейшую художественную задачу — создать подлинную музыкальную драму. Характерно, что именно это новаторское направление в развитии оперного искусства стало чрезвычайно близким и поучительным для кучкистов. При этом не столь важно, все ли композиторы балакиревского кружка создавали свои оперы, исходя из принципов, выработанных Даргомыжским в «Каменном госте», или сочиняли свои произведения, основываясь на каких-либо иных творческих позициях. Не в этом видится главное. Огромное плодотворное влияние на содружество оказала сама художественная идея, с замечательным совершенством воплощенная Даргомыжским в его последней опере — предельно правдивое и психологически достоверное отражение на оперной сцене человеческого характера, личности персонажа, его душевных стремлений. «Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды». Это художественное кредо Даргомыжского оказалось удивительно близким эстетическим устремлениям композиторов «Могучей кучки».
Пик активности Даргомыжского в работе над «Каменным гостем» пришелся на последний год его жизни, когда наконец композитор сам поверил в возможность создания оперы на неизменный пушкинский текст. Александр Сергеевич, уже будучи совсем больным, почувствовал вдруг небывалый, совсем как в молодости, прилив творческих сил. Он сочинял музыку «Каменного гостя» с необыкновенным жаром и вдохновением: только за два с половиной месяца была написана почти вся опера.
Кюи постоянно знакомил читателей «Санкт-Петербургских ведомостей» с ходом сочинения «Каменного гостя». 31 октября 1868 года он делился о читателями своей радостью по поводу успешной и быстрой работы Даргомыжского над новой оперой: «„Каменный гость» г. Даргомыжского — это последнее слово драматической музыки почти окончен. …Осталось г. Даргомыжскому кое-что дописать в предыдущих сценах (весьма немного), написать вступление, антракты и инструментовать свое произведение, которое в оперном деле составит эпоху». Однако закончить оперу Александру Сергеевичу уже было не суждено…
Два месяца спустя после кончины Даргомыжского Цезарь Антонович оценивал в «Санкт-Петербургских ведомостях» «Каменного гостя» как «первый опыт оперы-драмы, строго выдержанной от первой до последней ноты, без малейшей уступки прежней лжи и рутине». В своей статье Кюи утверждал, что «декламация в „Каменном госте»— верх совершенства от начала до конца; это — кодекс, который вокальным композиторам следует изучать постоянно и с величайшим тщанием».
Свое восхищение перед гением Даргомыжского, его художественной смелостью Цезарь Антонович пронес через всю жизнь. Знаменательно, что «Вильям Ратклиф» Кюи и «Каменный гость» Даргомыжского создавались почти в одно время. Правда, работа над «Ратклифом» началась раньше и в 1868 году, когда Даргомыжский стремительно сочинял «Гостя», уже была завершена. Бесспорно, велико влияние художественных идей и стилистических особенностей музыки Даргомыжского на молодого Кюи.
Но нельзя, безусловно, пройти и мимо того факта, что творчество Цезаря Антоновича, на протяжении нескольких лет постоянно знакомившего старшего товарища с музыкой «Ратклифа», в свою очередь оказывало определенное влияние на реализацию художественных замыслов «великого учителя правды» (М. П. Мусоргский). Общение Даргомыжского с композиторами балакиревского кружка было исключительно плодотворным. Своей горячей заинтересованностью, молодым задором, своей непоколебимой верой в успех начинания они «заражали» Даргомыжского, стимулировали его работу над «Каменным гостем».
Поэтому совсем не случайно, чувствуя приближение кончины, Даргомыжский завещал Кюи закончить несколько незавершенных мест «Каменного гостя», а Римскому-Корсакову — инструментовать оперу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *