Каролина Сайн-Витгенштейн

Поистине драматично складывались и его отношения с другой спутницей жизни — княгиней Каролиной Сайн-Витгенштейн. С ее именем тесно связаны лучшие, веймарские годы творчества Листа.Поистине драматично складывались и его отношения с другой спутницей жизни — княгиней Каролиной Сайн-Витгенштейн. С ее именем тесно связаны лучшие, веймарские годы творчества Листа. Ей, своей музе и вдохновительнице, «той, которая любовью доказала свою веру» в его могучий творческий дар (21, 204), он не случайно посвятил все свои двенадцать симфонических поэм, созданных в это время. Покинувшая родину, обреченная на долгие годы изгнания, утратившая прежнее положение «в свете», она отдала всю жизнь своему великому избраннику, его трудам, его славе. Оставив Веймар, Лист твердо намеревался закрепить этот союз браком, преодолев все тяготы длительного бракоразводного процесса княгини с ее прежним супругом. Церемония была назначена в Риме на 22 октября 1861 года, в день пятидесятилетия Листа.

Но накануне торжества, за несколько часов до совершения обряда, распоряжением Ватикана предстоящий брак был запрещен и все приготовления к нему остановлены. Этот удар изменил многое. И Лист, и Каролина Витгенштейн восприняли его как «знак судьбы». С этого времени Лист надолго поселяется в Вечном городе, приняв решение посвятить себя церкви. Жизнь его протекает то в кельях различных монастырей, то в Ватикане, то в предместье Рима, на исторически известной вилле д\’Эсте. Мечтая о реформе церковной музыки, он весь погружен в изучение григорианских хоралов, средневековых католических гимнов, в творчество Палестрины. Неотступно владеет его воображением и музыка Баха, духовная атмосфера его пассионов и Мессы си минор.
Годы, проведенные в Риме, были временем напряженного творческого труда. Их результатом явились крупные хоровые сочинения ораториального жанра, где в существенной мере нашли продолжение принципы листовского симфонизма. Написанные для большого состава оркестра, смешанного хора и солистов-певцов, они построены в форме больших, архитектонически стройных и завершенных циклов с единой, сквозной драматургией. Такова наиболее известная из ораторий Листа — «Легенда о святой Елизавете», начатая еще в Веймаре и законченная в Риме в 1862 году. Над этим произведением он работал особенно долго и тщательно, насыщая его внутренним драматическим развитием, выстраивая всю композицию в духе мистериального действа. Нередко высказывалось мнение, что в музыкальном наследии Листа оно заменяет отсутствующую у композитора оперу и отчасти предвосхищает ваг-неровского «Парсифаля». Однако сам автор категорически возражал против сценической постановки своей оратории.

Более традиционна по жанру оратория «Христос» (1864—1866), несомненно навеянная пассионами Баха. Композитор и здесь не отказывается от широкого, монументального стиля своего «фрескового» письма, хотя и в этих формах эпического повествования уже заметно проступают черты поздней манеры Листа.
Контрастом к этому сочинению служит величественная «Венгерская коронационная месса» (1867). Написанная почти одновременно с ораторией «Христос» в связи с коронацией императора Франца-Иосифа, она продолжает традиции одного из самых значительных, этапных произведений Листа — грандиозной торжественной «Эстергомской мессы» (1855), в которой Лист, осуществляя задуманную им реформу духовной музыки, вступил в спор с верховной властью католической церкви.

С годами религиозное сознание композитора наталкивало его на новый путь поисков. Отчетливо проявляется тенденция к более сжатым, камерным формам, к строгой аскетичности изложения и в то же время — к более свободной, неканонической трактовке библейских сюжетов. Глубокой проникновенностью чисто человеческого скорбного чувства отмечен небольшой Реквием для мужского хора и органа, посвященный памяти умерших детей Листа. Впечатляет величественной суровостью псалом на излюбленную композитором тему «De profundis». Своеобразно трактован жанр духовной кантаты или нетрадиционной камерной оратории в таких произведениях, как «Семь таинств» («Septem sacramente») и «Крестный путь» («Via crucis») на тексты из Евангелия, католической литургии и протестантских псалмов. Небольшую ораторию «Крестный путь» можно с полным основанием назвать драматической кульминацией позднего творчества Листа.

Вложив в нее все свои потаенные мысли, мучительные раздумья над целью и смыслом человеческого существования, Лист с мудрой простотой воплощает великое таинство последних земных страданий Христа, а вместе с тем «крестного пути» человечества. Скрытая сила повествования заключена в предельно строгом отборе выразительных средств: небольшой хор, иногда сведенный к одноголосию, группа солистов (бас, баритон, меццо-сопрано) и партия органа, который неизменно присутствует во всех духовных сочинениях Листа. Камерность состава подчеркивает лаконичную выразительность музыкального языка. Предельно сконцентрированы здесь все грани музыкальной экспрессии, характерные для позднего Листа: чистота григорианских мелодий, ладовая модальность «палестриновского» стиля — и обостренная хроматика баховской традиции, уже претворенной в модификациях позднеромантического мышления.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *