«Паралитургический» характер цикла Свиридова

Другой номер — «Покаяния отверзи ми двери» — также представляет «замкнутое в себе единство» (Флоренский), хотя по отношению к первоисточнику хор претерпел заметные текстовые сокращения, определяемые уже другим, кино-драматургическим временем. Четвертая координата песнопений «Покаяния» и «Бог Господь» имеет черты сходства: несимметричный, бестактовый ритм, идущий вслед поэтическому тексту; строчная пульсация ритма формы, также «неправильно» членящая целое на взаимосвязанные фрагменты.(Те же закономерности прослушиваются во временной координате и другого образа — «Стихире Иоанна Грозного», которая звучит в том же мужском хоре (tenori — 6 партий, bassi — [1 = 6] + [11= 6]), но пространственно более линеарно и протяженно. Не есть ли все это проявление той общности, что называется «силовым и энергетическим взаимодействием»? В целом музыка К. Волкова с точки зрения интерпретации художественного пространства-времени (и не только его!) близка церковной, что, собственно, и преследовалось автором как цель музыки к кинофильму «Гроза над Росью».
«Паралитургический» характер носит и упомянутый выше цикл Свиридова «Неизреченное чудо», состоящий из 6 хоров, каждый из которых имеет свою внутреннюю пространственно-временную организацию. Так, хор «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный» — это песнопение, ассоциируемое здесь с торжественным гимном и шествием, которое приобретает медленный темп и весомые «слоготоны», не свойственные, однако, данному жанру в богослужении. Распростертым в отношении времени и пространства звучит и песнопение «Слава и Аллилуйя» (канонарх + хор). Краткое церковное молитвословие превращается в музыкально-хоровое славословие, звучащее как «форма во времени» (Флоренский); «Аллилуйя», построенная антифонно (соло + хор), плавно перетекает в мелодико-гармоническую «хвалу», кульминацию всего цикла, энергетически стягивающую на себя его пространственную форму. «Многосвязность» пространства/времени этой композиции подтверждает и последний хор — «Неизреченное чудо» — соборная молитва, блистающая светлыми и благостными красками гармоние-тембров.
(Мы не останавливаемся здесь на других паралитургических произведениях, имеющих черты сходства и различния с богослужебным пением и подходящим как жанр скорее к внехрамовой музыке.)
2. Идеи пространственности в современной концертной музыке, вернее, в произведениях на сакральные тексты, получили наибольшую реализацию. «В организации пространства музыка и поэзия обладают чрезвычайной свободой действия, музыка же — безграничною свободою», — писал П. Флоренский8. Мысль ученого о том, что «идеи могут делать и делают пространства решительно, как угодно», очень перспективна для анализа пространственности в современных опусах.
Выдвигая гипотезу, что стиль произведения стал главенствующим в контексте «стиля времени», что авторские подходы к музыкальной «экранизации» событий и строя мыслей стали заметно отличаться друг от друга, мы считаем необходимым сделать акцент на индивидуальных решениях пространственности. Рассмотрим две жанровые группы — хоровые и оркестровые произведения, уделив внимание и смешанным составам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *