Стремление к «богомыслию» в звуках

«Надструктурые заданности» (термин Лосева), выраженные словом Писания, воплощаются в художественно-звуковые образы, в музыкальные мысли, в становлении и развитии которых является мировидение и мирочувствие современного композитора.«Совершенная жертва не есть только нравственный подвиг, это — полный переворот в целом жизненном строе, основанном на самоутверждении тварного эгоизма, и потому самому — начало целого космического переворота. Два мира, два противоположных жизненных строя столкнулись на Голгофе — проповедь самоотречения и отдачи себя Богу, с одной стороны, а с другой стороны — вызванный ею подъем всех сил зла, всей накопившейся в мире ненависти…»
Разгул сил зла и ненависти — это не только тогда, но и теперь; и современный мир «хочет жить сам по себе, для себя», и не в Боге, а в себе полагает свою высшую цель… Кричащая острота вечных противоречий и авторская позиция по отношению к добру и злу концепционно звучит, образуя оппозитивную структуру, в этом светозвоне Виктора Ульянича.
В основе произведения, наделенного стремлением к «богомыс-лию» в звуках, лежит художественно убедительная система принципов конструирования. Попытаемся в них вникнуть, применяя предложенный Ульяничем язык описания музыкального объекта (имеются в виду положения его диссертации). Макроуровень, то есть все «звонное пространство-время» произведения, суть реализация событийного ряда — Смерть и Воскресение.
Пространственная форма светозвона имеет некоторое сходство с тем, что наблюдалось в Дыхании Космоса (для брасс-квинтета): музыкальное становление проходит две контрастные фазы, резко отчлененные друг от друга. Но если в брасс-квинтете эти части симметричны относительно этой грани, то в светозвонах — скорее несимметричны (или частично симметричны), хотя и ясно отчленены «аккордом-колоколом».
Кроме того, формообразование управляется пропорциями золотого сечения, фрактально проецируемыми на целое и его части. То есть в произведении нашел применение вселенский принцип организации «твар-ного вещества». «Тело» музыкального произведения, если можно так выразиться, спроектировано наподобие знаменитого «модулера» Ле Корбюзье: в основе находится пропорциональная сетка ряда Фибоначчи.
Если обозначить, пользуясь терминологией Ульянича, весь музыкально-звуковой объект термином макрозвонн, то можно в целом определить его как метаморфозу интонационности пасхального тропаря «Христос воскресе…». Мелодический, ритмический и гармонический потенциал этого старинного общенародного песнопения, поемого каждым в Святые дни годового круга, пронизывает все звучание партитуры, всю святозвонную композицию.
Мезоуровень образует тематический материал, объединяемый в определенные тематические комплексы —мезозвонны. Инвариантом интонационности является тропарь, порождающий многоразличные варианты — мелодия, излучающая высотные и ритмические импульсы, разлитые по всему сонорному пространству композиции. Этот обиходный мотив представлен в произведении и как тема, образ которой собирается постепенно, и как предтема, то есть рассредоточенный образ сонорного комплекса.

посудомоечная машина bosch

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *