Оркестровая музыка

Воплощение сакрального смысла в музыке без слова — проблема, которую приходится решать, как и прежде, многим композиторам XX века. Звук, при его символическом наполнении; последование звуков в музыкальной композиции, при их «способности» воплощать музыкально-событийный ряд — весь этот художественный потенциал используется композиторами при решении вечных вопросов, интерпретации духовных Истин.Поэтика музыкальной композиции, избираемая композитором, не есть нечто заранее данное: она творится и созидается вместе с жанровой формой и музыкальным языком. В этой области, возможно, как нигде встает задача исследовать конкретный авторский подход, реализованный в стиле произведения. (Эта проблема поднималась в главе 5, посвященной обзору жанровой панорамы.)
Выбор объекта при этом требует как поиска специфического ракурса анализа, так и ориентации на конечный результат, то есть художественные достоинства самой музыки. Мы остановили свой выбор на сочинении Виктора Ульянича «Христос воскресе из мертвых», по своему замыслу одному из стилеобразующих для нашего времени. Входящее в грандиозный цикл — «Таинство света» (семь светозвонов для большого симфонического оркестра), — оно не может быть воспринято вне общей авторской концепции, поражающей философски-богословской и эстетико-музыкальной обусловленностью.
(См. Приложение: авторский комментарий В. Ульянича, в котором описана онтологическая модель, жанровая принадлежность, общая структура, наименование, состав оркестра и другие важные композиционные установки цикла.)
Христос Воскресе из Мертвых для большого симфонического оркестра — это «светозвоны» как специфический жанр, в котором взаимодействует представление о Свете и Музыке, слитое воедино — как целокупность особого рода. Основная, вернее, осно/вная, идея произведения коренится в Священном писании, глубокое проникновение в которое характеризует авторский замысел и его претворение. Уместным представляется привести высказывание Е. Н. Трубецкого, который в книге «Смысл жизни» писал: «Во Христе жизненный круг перестает быть порочным кругом. Победою на кресте упраздняется дурная бесконечность и дурная периодичность смерти. В противоположность Дионису и другим богам натуралистических религий, периодически умирающим и периодически воскресающим, Христос единожды умер и воскрес; в Нем упразднен самый закон всеобщего периодического умиранья. В Нем весь мир от человека и до низших ступеней творенья должен раз навсегда воскреснуть. Тем самым порочный круг всеобщей суеты пресуществляется в небесный круг вечного покоя. Мир приходит к своему безусловному концу не в смысле прекращения, а в смысле достижения полноты бытия. И выстрадавший блаженство развенчанный царь-человек вновь восстанавливается в своем царственном достоинстве».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *