О стиле ново-сакральной музыки

Методологические положения: к проблеме художественного стиля; музыкальная конструкция как воплощение художественного задания. — Хоровая музыка: многоразли-чие стиля произведения ( на примерах Missa tossica Мартынова, «Русские страсти» Ларина, «Аввакума» Волкова). — Оркестровая музыка и воплощение сакрального смысла в музыке без слова.— Поэтика музыкальной композиции: «Космическая фан-тасмогория» и «Христос воскресе из мертвых» Виктора Упьянича.
Предварительно попытаемся сформулировать некоторые методологические положения, на основе которых будет производиться анализ нашего предмета. В предшествующих главах, посвященных различным сторонам духовно-музыкального творчества, мы постоянно касались вопросов музыкального языка, который, как и «всякая речь, состоит из слов, организованных во фразовые единства». Произведения, первичные модели которых взяты из мира онтологического (точнее — бытийно-религиозного), говорят со слушателем на музыкально специфичном языке, созвучном предмету, и в то же время языке понятном, не оторванном от известной музыкально-поэтической лексики.
Наша задача — обратить внимание; а) на выбор средств, б) на способ их комбинации с целью объединения и создания целостности. Заимствуя термин «поэтическая стилистика» из лингвистики (шире — теории литературы), мы будем обсуждать, по сути, музыкально-поэтическую стилистику, музыкальный «идиолект». Согласно отечественному знанию — работы В. Жирмунского, Б. Томашевского и др., — проблемы стилистики художественного произведения следует рассматривать на трех уровнях, а именно: поэтической лексики, поэтического синтаксиса, принципов звуковой организации, то есть эвфонии.
Музыкально-художественная речь избранных нами произведений на сакральную тематику не может быть, на наш взгляд, не-авторской, не-индивидуализированной, так как сам предмет — духовное осмысление тем, историй, сюжетов и т. п. — предполагает личностное отношение, воплощенное в звуковом образе. Об этом красноречиво свидетельствует практика прошлых лет — отечественная и зарубежная; в этом убеждаемся, слушая опусы наших дней.
Итак, исходя из принятых допущений, мы попытаемся произвести анализ стилистики произведений не-храмовых, предназначенных для концертного исполнения. Один класс сочинений — хоровой (или инструментально-хоровой), — другой — чисто инструментальный; их объединяет первичная модель — тема, теоретически понимаемая как то, о чем говорится в произведении. «Для того, чтобы словесная конструкция представляла единое произведение, в нем должна быть объединяющая тема, раскрывающаяся на протяжении произведения»2. Нас интересует в данном случае не «словесная конструкция», а музыкальная конструкция как воплощение художественного задания. Заметим, что тема одних произведений имеет фабульный характер, то есть образует определенную совокупность взаимосвязанных событий и, соответственно, музыкальных образов. Примером фабульного произведения может оказаться «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» Денисова, «Апокалипсис» Мартынова. Однако бесфабульных произведений, имеющих дескриптивный характер, лирико-психологический или назидательно-дидактический тонус, может оказаться даже больше, чем фабульных. Последнее вообще присуще духовной тематике, нередко абстрагирующейся от событийной стороны и погружающейся в мир «богомыслия». К такому роду музыки можно отнести «Покаянный канон» Пярта, «Ликуйте пред Господа» и «Аллилуиа» Губайдулиной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *