Нарративный жанр современной концертно-духовной музыке

Таким образом, все семь повествовательных уровней суть двуплановая с точки зрения нарративности структура, в которой задействованы так называемые повествовательные инстанции в специфической для каждой из них музыкальной форме.Автор прекрасно осознавал неодномерность жанровой формы своего произведения: «… у меня вы найдете сразу три разных духовных пласта, которые всегда жили в искусстве порознь, то есть это quasi-рождественская оратория, это те же католические Пассионы, и, наконец, самое для меня важное, это православная Литургия…» Рассмотрев это уникальное для композитора сочинение с позиций повествовательного жанра, мы чувствуем необходимость дополнить высказанные соображения идеей расширения пространства — литературного (сочетание разных текстов) и музыкального (сочетание разных музык).
Нарративный жанр, наблюдаемый в современной концертно-духовной музыке, типологически неоднороден. Имеются в виду как разные типы повествования, так и сами повестовательные формы, содержащие определяемый автором набор композиционных средств. В связи с этим сошлемся на другое современное произведение — «Христос воскресе из мертвых,» — принадлежащее перу Виктора Ульянича. По музыкальному жанру оно представляет собой нечто совсем небывалое — светозвоны (термин композитора) для большого симфонического оркестра, повествующие о Смерти и Воскресении Гопода. Первичная онтологическая модель есть подсистема целостной системы — мистерии, — состоящей из семи космогонических этапов и соответственно семи произведений (об этом речь будет ниже).
Ульянич решает проблему повествовательной формы, исходя из иначе понимаемых художественно-композиционых задач. Композитор, в отличие от Денисова, не прибегая к внетекстовой оппозиции (имеются в виду последовательные жанровые «потоки»), строит коммуникативную цепь в опоре на иные рецептивно-эстетические установки. Я и не-Я сосуществуют в тексте, создавая постоянно взаимодействующие интонационные планы, — инстанции, встраивающиеся в целостную и целеустремленную драматургию.
«Одной строкой» сошлемся на ряд произведений современных композиторов, в которых нарративность приобретает существенное значение, например: «О Борисе и Глебе» («былина» о русских святых для баса и хора) Ю. Буцко, «Плач Иеремии» для смешанного хора («книга, положенная на пение») В. Мартынова, «Семь слов» (партита для виолончели, баяна и струнного оркестра) Губайдулиной — сочинение, глубокая символика которого дополнена внутренней «сценичностью». В этот ряд становится и хоровая мистерия «Аввакум» К. Волкова, основанная на древнерусском тексте «жития» протопопа, по литературному жанру яв-ляющегся родом автобиографии; «Симфония ликов» Г. Дмитреиева — для смешанного хора без сопровождения в четырех частях: «Видение святого благоверного князя Александра Невского» (стих. А. Н. Майкова), «Успение св. Евфросинии Московской» (сл. А. Ахматовой), «Святая Елизавета» (стих. К. Р.), «Святой Серафим» (стих. А. Белого).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *