Nova musica sacra: жанровая панорама

Продолжение художественных традиций, отражащих «психолгию религиозного чувтва». —Жанр не есть неподвижная система в области сакральной музыки. — Жанровое деление : дифференциация сочинений по содержательно-формальным признакам.— Повествовательные (нарративные) формы — хоровые, вокально-инструментальные, инструментальные ( Ларин, Денисов, Ульянич). —Апокалиптические темы в музыкальных произведениях (Губайдулина, Мартынов, Беринс-кий, Корндорф и др.). — Духовно-концертная музыка: жанры литургии и страстей (Н.Сидельников, А.Эшпай, Губайдулина и др.); панихиды и реквиема (Шнитке, Денисов, Корндорф, Артемьев,Феоктистов); покаяния (Пярт и др.); гимна ( Шнитке, Корндорф, Трубачев) и Рождественских пьес (Мартынов, Ларин, Рубин и др.). — Духовная музыка к кинофильму ( на примере «Гроза над Русью» К.Волкова). — Предварительные итоги.
Религиозное начало в русской светской музыке не есть приобретение конца XX века: оно проявлялось, как известно, и прежде, особенно в художественном творчестве XIX века и начала XX века. Проф. И. И. Лапшин писал: «Психология религиозного чувства занимает видное место в сферах русского искусства. Достоевский, Толстой, Лесков, Тютчев, Тургенев и другие уделяют ему немало внимания. Равным образом, и в изобразительных искусствах оно проявляется у русских в ряде замечательных произведений — вспомним об Иванове, Крамском, Поленове, Ге, Левитане, Нестерове, Васнецове, Врубеле. Не меньше места эта высшая сторона духовной жизни человека занимает в русской музыке — я имею в виду сейчас светскую, а не церковную музыку». Не углубляясь в эту область, благодатную для серьезного исследования, напомню только о значении религиозных моментов в творчестве Мусоргского, Чайковского, Римского-Корсакова, Танеева, Лядова, Глазунова, Рахманинова, Стравинского и других.
Разнообразие подходов и методов ставит проблему жанра и жанровой формы, то есть, с одной стороны, — выяснение «дифференциации произведений в зависимости от применяющихся в них приемов», а с другой — установление системы организации того или иного содержания своеобразными музыкальными средствами.
Эта проблема продолжает оставаться одной из нелегких в искусстве в силу ряда причин. «…Давать статическое определение жанра, которое бы покрывало все явления жанра, невозможно: жанр смещается; перед нами ломаная линия, а не прямая линия его эволюции — и совершается эта эволюция как раз за счет «основных» черт жанра…», — писал Ю. Тынянов. «Но и самый жанр — не постоянная, не неподвижная система», — завершает писатель.
Можно ли в нашем случае — современных произведениях на сакральные темы — обнаружить те или иные «признаки жанра» как ощутимые приемы, специфические для группы произведений? Усматриваются ли «доминирующие приемы», то есть те, которые необходимы для организации целостной композиции? Наблюдаются ли процессы распадения жанров или, наоборот, жанротворчества? Эти и другие вопросы неизбежно возникают при соприкосновении с общеискусствоведческой теорией жанра, проецируемой на наш объект.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *