Тембризация —- как искусство хоровой оркестровки

В заключение попытаемся суммировать наши наблюдения над выразительными средствами, применяемыми в современном богослужебном пении.
Звуковысотностъ — область скрещивания старого и нового, знаемого и незнаемого, чистого и смешанного… Если прежде была задана система — гласово-диатоническая в древних образцах, модально-тональная в «новейших», — то в современных произведениях нет той устойчивости ориентации и зависимости от привычных слуху норм.Каждое песнопение — это материал для установления типа тональных отношений, как и характера связи с предшествующим опытом. В первом приближении можно констатировать присутствие таких форм звукоотношений, как: диатоника гласовой и негласовой природы, занимающая приоритетное положение в условиях возрождения «ушедшей» от нас интонационности; гармоническая тональность, продолжающая линию утвердившейся интонационности обиходного типа; расширенная тонально-модальная организация, наследующая приемы начала века и дополняющая их современными звукосочетаниями.
Ритмика — начало, прежде столь же стилистически характерное, как и звуковысотность, в настоящее время вышла из под строгого повиновения тексту. Ритмическая структура варьируется в зависимости от тональной системы, а именно: с одной стороны, в композициях, ориентированных на гласовую диатонику, воспроизводится несимметричный «неправильный» ритм; с другой — сочинения в духе европейской тональности получают и метризованную структуру (реже — в переменном метре), режиссирующую весь музыкальный процесс.
Тембризация —- как искусство хоровой оркестровки — не достигло, возможно, той высоты, которая установилась в работах Кастальского, Чеснокова, Никольского, Черепнина и, несомненно, Рахманинова и др. В рамках «классического» мышления — без современных хоровых приемов, особенно авангардных, — многое уже было сказано и утверждено в наилучших образцах. Думается, что среди ищущих и находящих следует назвать имена В. Кикты, К. Волкова, В. Мартынова и Г. Дмитриева, которые ввели немало свежих и ярких, текстово и музыкально обусловленных хоровых «эффектов».
В связи с этим хотелось бы особо отметить темброво-исполнительские приемы, свойственные хору МДА архим. Матфея, который на «простом» материале — переложениях монастырских и древних напевов, сочинениях известных и малоисполняемых композиторов, — умеет построить темброво уникальную композицию, привлекая при этом ритмическое и темповое, динамическое и артикуляционное начала.
Эти общие наблюдения можно было продолжить, суммарно описав жанровые, гармонические и полифонические средства, как и фактурную организацию в целом с ее пространственно-временными координатами. Завершая этот раздел, заметим, что поэтика музыкального языка в богослужебной литературе претерпела измененения, вполне естественные для новой фазы исторического развития.
«О невозможности существования богослужебного пения в условиях современного мира» — этот теоретический тезис В. Мартынова, думается, является поспешным обобщением — fallacia fictae universalitatis…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *