Мастерство хоровой «оркестровки»

С. Трубачев, судя по его музыке и высказываниям, придает ритму (как и высотности), особое назначение в поэтике духовно-музыкальной композиции. Анализируя эстетические взгляды Павла Флоренского, композитор акцентирует близкие и его мировосприятию утверждения философа. «Идея церковности — в ритме…», — писал ученый, воспринимающий храмовое действо как «целостный организм».Трубачев подчеркивает: «Идея ритма, понимаемого как всеобщее жизненное начало, как закон жизни, находит у священника Павла Флоренского всестороннее выражение. Идя от дыхания, от молитвы — восходим к ритму космической жизни. Идя от ритма жизни Вселенной, от «музыки небесных сфер», приходим к ритму богослужебных кругов, к ритму человеческой деятельности, освящаемой в культе, к ритму внутренней жизни, строящейся «по образу и подобию небесной музыки».
В музыке композитора, особенно циклического характера — например всенощной, литургии — чувствуется особое отношению к ритму и темпу, которые связываются контрапунктически и взаимодействуют вблизи и на расстоянии, образуя целостное богослужебное единство. Такое восприятие пространства-времени художник почерпнул не только из кладезя мыслей русского философа, но и опыта музыкального духовных композиторов начала нашего века.
Песнопения С. Трубачева — это особый звуковой колорит, сдержанный и строгий, ясный и возвышенный. Этот фонизм достигается благодаря владению хоровой фактурой, умению выявлять и сочетать тембры хоровых партий. Не выходя за рамки текстомузыкальных закономерностей, композитор уместно и умело использует гармонические и полифонические ресурсы. Голосоведение тембровое — то рельефно выделяемое, то гаснущее в туттийном многоголосии, — стилистическая примета большинства переложений и сочинений. Не ограничивая хоровую текстуру «квартетным» четырехголосием, традиционно обиходного склада, композитор гибко варьирует состав — от унисона — до шестиголосия, применяя в зависимости от смысла поемого и сгущения, и разряжения звучания. «Оркестр человеческих голосов» — это определение, введенное в начале века прот. Михаилом Лисицыным и развитое Никольским и Чесноковым, вполне применимо к хоровой «сонористике» партитур Трубачева.
Хоровые концерты (на духовные тексты) — область творчества С. Трубачева, где мастерство хоровой «оркестровки» нашло адекватный отклик у исполнителей — хора Троице-Сергиевой Лавры и МДА (регент— архим. Матфей), хора Св. Даниловского монастыря (дир. В. Рыжаев), хора Харьковского кафедрального собора (регент С. Курило), хора санктпетербургского подворья Валаамского монастыря (регент И. Ушаков), Хоровой капеллы им. А. Юрлова (дирижер — С. Гусев).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *