Вклад в искусство интерпретации древнего напева

«Херувимская песнь» (по южно-русскому знаменному роспеву) — яркий образец такого рода стиля обработки, приближающегося, по сути, к авторскому сочинению. Диатоника напева распространена — по горизонтали (линии голосов) и вертикали (строение аккордов) — на весь многоголосный звукообраз.Энергия звучания черпается из мелодических линий — производных от ведущих попевок, из многоцветья ладовой аккордики, поддержанной переменными строчными кадансами. «Трисвятая песнь» распевается голосами смешанного хора в свободно-несимметричном ритме и в свободно-парящей фактуре, то уплотняющейся в унисоны (на фоне исонов), то раздвигающейся до мелодико-гармонической вертикали. Мастерство голосоведения и хоровой «оркестровки» (при всей кажущейся сдержанности средств) — все поставлено на службу чинопоследования Литургии.
Говоря о мастерстве многоголосного воплощения древней мелодии, нельзя пройти мимо и такого приема, как пространственная локализация, в приложении к интерпретации источников звука. В этом отношении современная лаврская традиция, вернее, стиль пения и характер избранных песнопений, оказывает самое непосредственное воздействие на гармонизации С. 3. Трубачева. Музыкальный цикл, обнимающий Страстную Седмицу, — это последование молитвословий различных жанров (Великопостное повечерие, Beликопостная Утреня, Литургия Преждеосвященных даров, Великий Четверг, На 12-ти Евангелиях, на Утрени Великой Субботы, на Литургии Великой Субботы). Цикл пронизан единым настроением, единым духом скорби и страдания, лишь в конце просветляющийся радостью, — «Воскресни, Боже».
Наивысшее напряжение — Утреня Великого Пятка, в кругу песнопений которой 15 антифон занимает особое место.
Композиция Трубачева состоит из 2-х частей, а именно: развернутого соло канонарха (ремарка: «стоит один у Распятия») и хора (на клиросе), антифонно повторяющего и развивающего св. текст. Пространственность создает простое и драматургически сильное решение: соотношение solo & tutti — живое запечатление личного, индивидуального и общего, универсального… Текст распет Трубачевым в духе древних мелодий, о чем говорит лад, диапазон, ритм, форма; мелодическое пение преобразуется в гармоническое, причем напев, попадая в разные голоса, «задает тон» всему складу многоголосного фонизма. Всепоглощающая диатоника, разлитая по всем партиям, «нота-против-ноты» — фактура, оживляемая пластикой голосоведения, консонантная трезвучная гармония, напрягаемая линеарно-диссонантными аккордами, — все это органично вписывается в стиль пения Троице-Сергиевой Лавры, и, в частности, великопостной службы — Страстной Седмицы.
Работы С. 3. Трубачева — это, несомненно, заметный вклад в искусство интерпретации древнего напева.
Композиционные приемы, найденные и варьируемые в переложениях более свободного склада, во многом проецируются и на авторские сочинения. Среди них: «Милость мира» (двуголосная, для мужского хора); «Тон деспотии», «От восток солнца» и «Да возрадуется», «Исполла эти деспота» — из цикла Архиерейского служения»; духовный концерт «Россия, воспряни» — для хора с фортепьяно (версия — для мужского хора) и др.

Наша рекомендация: ирбис библиотека. | Вся информация: магазин мужской обуви — тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *