«Почвенность» музыкального стиля С. Трубачева

Прежде всего, С. Трубачев не ставит задачи быть непременно оригинальным и творить «новейшую музыку». Его духовно-музыкальные композиции суть, на наш взгляд, продолжение традиций, заложенных Московской школой.Однако музыка Трубачева не есть «стилистическое подражание», хотя она, несомненно, связана с тем, что делали Смоленский, Кастальский, Гречанинов, Ипполитов-Иванов, Вик. Калинников, Шведов, Чесноков и др. Композитор творчески продолжает и развивает музыкальные и эстетические идеи своих выдающихся предшественников в новых исторических условиях и в соответствии со своим художественным credo,
Говоря о стиле духовно-музыкальных произведений, сам С. Трубачев акцентирует идею слияния церковной поэзии и церковной музыки: «Богословие церковных песнопений — их истинная сущность, форма же их — это конкретное выражение, в котором раскрывается богословие». Обращаясь к анализу конкретных музыкальных образцов, в частности музыки русской панихиды, композитор подчеркивает такую слитность слова и напева, которая достигает «предельной обобщенности символа». «Общность закономерностей мелодического движения оправдана глубокой смысловой связью основных песнопений и символикой церковного роспева, — пишет композитор. — Волны вечности бьют в земной берег и возвращаются к своему источнику. Ритм космической жизни, небесных энергий властно вторгается в сферу богослужебного действа».
«Почвенность» музыкального стиля С. Трубачева — в наследовании и развитии одной из центральных эстетических установок композиторов Нового направления. В статье А. Гречанинова «Несколько слов о «духе» церковных песнопений» (1900 г.) значится: «Для русского церковного пения, чтобы оно стало истинно русским, нужно вернуться к древнему славянскому песнопению, понять, полюбить и радоваться ему как своему близкому, родному…».
«Дух» церковных песнопений Трубачева — в их музыкальной народно-песенной интонационности, в их опоре на древние слои обиходного пения. Знаменный, греческий, киевский, валаамский, соловецкий роспевы, а также напевы Троице-Сергиевой Лавры и др. монастырей — неиссякаемый источник его многочисленных переложений. Это ясно осознает композитор: «Древние обиходные церковные напевы — и прежде всего Знаменный роспев — сохраняют непреходящее значение основы музыкального творчества и в произведениях, созданных для Церкви, и во внецерковном музыкальном искусстве…». И важно: «Возрождение древних роспевов в русском церковном пении не отрывалось от традиции многоголосия, но сама культура многоголосия изменялась, обогащаясь проникновением народного подголосочного склада».
Стоит обратить внимание на мысль С. Трубачева об исторической взаимосвязи древних мелодий с многоголосием, которое, благодаря своеобразной национальной полифонии, не убивало их красоты, а, наоборот, способствовало обогащению их «словесно-музыкального образа». (На фоне других современных высказываний — типа нивелирующих или отрицающих гармоническое пение, — эта теоретическая позиция представляется актуальной.) Таковы обработки, переложения, гармонизации церковных мелодий, осуществленные Трубачевым с позиций его эстетико-музыкального мировидения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *