Малые формы в каталоге Трубачева

При первом обозрении каталога духовной музыки, составленного автором, создается впечатление, что в нем преобладают малые формы, особенно те, которые дополняют и расширяют «репертуар» богослужебного пения.Среди тропарей, кондаков, ирмосов, антифонов, величаний и стихир акцентно представлены «светильны» и «причастны». Светильны — песнопения, поемые на Утрене после канона и содержащие «моление о просвещении свыше», — традиционно являют собой как гласовое, так и негласовое пение. Ранее они не привлекали особого композиторского внимания. Мы не обнаружили светильнов в каталогах творчества Гречанинова, Ипполитова-Иванова, Вик. Калинникова, Кастальского, прот. М. Лисицына, Чеснокова и др.
Причастны — песнопения, исполняемые в конце литургии на определенные стихи псалмов (с припевом аллилуиа), также почти «вышли из моды» (?) Клирос, упростивший их до краткого «читка» речитативного склада, видимо, подтолкнул композитора на воссоздание древнего жанра. Трубачев сумел в современных условиях возвысить этот жанр, создав группу причастных (по Обиходу), о чем мы уже писали выше.
Особое место в духовно-музыкальном творчестве композитора занимают песнопения, относящиеся к Службе Преподобному Сергию Радонежскому, превосходно озвученные хором Троице-Сергиевой Лавры под рук. архимандрита Матфея, — хором, имеющим свой, только ему присущий стиль в исполнении и интерпретации музыкальных текстов.
Кроме того, нельзя не отметить и создания особых циклических богослужебных «последований», например: «Песнопения из службы Крещению Руси», включающих гласовое пение разных роспевов и объединяющих в смысловой «ансамбль» подчиненные ему «номера» — тропарь, кондак, величание, светилен и стихиры.
Жанровое разнообразие, отраженное в стилистике жанровых форм, — результат умения Трубачева сочетать в «единораздельиой цельности» (Лосев) духовную и музыкальную стороны, смысл и средства. Анализируя песнопения панихиды в русской музыке, композитор и теоретик формулировал: «Исцеляющая сила песнопений — в воздействии слова и напева, сливающихся в нерасторжимом единстве: мысль заключена в слове, слово — в напеве; напев раскрывает значение слова, заключенную в нем мысль, идею. Содержание и форма в песнопении неотделимы. И воспринимая напев, мы воспринимаем слова, рождающие напев». В творчестве композитора слово и дело не расходились…
Малые формы в каталоге Трубачева имеют ясно выраженную тенденцию к объединению, обусловленному их принадлежностью к определенным богослужебным группам песнопений. Сплоченные общим духовным содержанием, общим эмоциональным настроением и характером музыкально-выразительных средств, они образуют своеобразные жанровые циклы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *