Богословско-символический смысл всенощной

Ставил ли автор задачу отразить богословско-символический смысл всенощной — трудно сказать. Однако, думается, что композитор стремился дать свое толкование духовного смысла службы и, соответственно, музыкального образа, ее отражающего.Не стремясь, по-видимому, привлечь обиходное пение или продолжить чей-то опыт, Дмитриев создает своеобразный цикл, в целом явно ориентированный на концертное исполнение силами высоко профессионального хора.
Красивая, богатая мелодическими, гармоническими и полифоническими красками, партитура Всенощного бдения — прежде всего яркое хоровое произведение большого мастера. Исполненное хором Виктора Попова, оно не может оставлять слушателя вполне равнодушным.
«Приидите, поклонимся» (№ 1), звучащее после традиционного и многозначительного «Аминь», начинает Вечерню. Это краткое молит-вословие, поемое по Уставу священнослужителями в алтаре, озвучено здесь тембрами смешанного хора. Красота гармонии и мелодии сразу настраивает на художественный, а не на богослужебный модус.
«Благослови, душе моя, Господа» (№ 2), то есть псалом 103, распет музыкально и с душевным подъемом. Повествующий о первозданной красоте тварного мира, он — по возвышенности чувств и богатству выразительных средств — ассоциируется с концертом (Никольский, вспомним, писал «псалмы-концерты»!). Прием соло-хор, идущий от Бортнянского к Рахманинову, способствует созданию образа величественного и благолепного. Однако светское, романсово-вокальное начало не рождает той высокой настроенности, которую производят псалмовые стихи в сочетании, например, с греческим роспе-вом, который привлекали в «предначинательный псалом» многие. Мелодия и красочно-романтическая гармония говорят скорее о дольнем, нежели горнем — о «премудрости» и «дивных делах»…
«Блажен муж» (№ 3) — этот первый антифон 1-й кафисмы сохраняет традиционную строфическую структуру, то есть стихи + припев «Аллилуиа», как и присущее слову настроение. Автор хорошо слышит традицию — в изменяемости стихов и неизменности припевов псалмового текста. Тем не менее музыкальный образ, далекий от стилизации, звучит вполне современно — с акцентно-метризованным припевом, рельефным и броским, в развитой, играющей тембрами и линиями фактуре.
«Свете тихий» (№ 4) — песнь символическая для всенощной — решена скорее в духе повествовательного жанра. Этому способствует как пространственность, ощутимая в разнотембровых словесных повторах, так и временная континуальность, звучащая в непрерывно восходящих волнах мелодий. (Заметим, что композитор увлекается повторностью текстовых единиц, что простирается и на повторность строк — первые пять из них звучат дважды!). Певучесть, мягкость и пластичность линий не сопоставима, например, с краткостью и смысловой наполненностью попевок в «Свете» (киевского роспева) в переложении Кастальского.
«Ныне отпущаеши» (№ 5), молитва праведного Симеона Богоприим-ца, написана в довольно свободной тексто-музыкальной форме; все стихи не только воспроизводятся, но и неоднократно повторяются с эффектом эха, отзвуков в пространстве звучания. Более того, Дмитриев вводит абсолютно нетрадиционную репризность, повторяя первые три строки и придавая им кодовое звучание.

Чугунная Сковорода

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *