Художественная отточенность композиторского письма

«Херувимская» — образец творческого пространственно-временного прочтения краткого молитвословия, звучащего в целом как единое музыкальное восхождение к кульминации — «Яко да царя…».Соколов мастерски разрабатывает фактуру, включая и выключая тембровые пласты; использует полифонические средства, разряжая и сгущая многоголосие; гибко распределяет гармоническую энергию и темпово-ритмический потенциал на всем пространстве произведения. Результат — яркое хоровое произведение, которое в этом «цикле» из трех песнопений звучит как кульминационное. В целом художественная отточенность композиторского письма делает эти сочинения заметным среди современных духовно-музыкальных произведений.
Наряду с маститыми хоровыми деятелями свой вклад в клиросное творчество вносят и молодые музыканты, приобретающие опыт «сак-ральности» в храмовом сотрудничестве — пении в хоре или регентова-нии. Опыт композитора Людмилы Мичевой — один из позитивных в этой области. Ее хоровой концерт, озаглавленный «Святителю Николаю» (1998), хотелось бы включить в орбиту нашего анализа. Сочиненный для смешанного хора, он может быть исполнен, видимо, как причастен праздничный. Музыкальная форма его сложилась под воздействием структуры текста, но с элементом крешендирующего становления.
С одной стороны, молодой композитор не чужд «церковного стиля», который услышан в «нота-против-ноты»-фактуре, строгом наборе ритмических длительностей, мелодико-ритмической речитации, терцовых и октавных дублировках, а с другой — он освобождает себя от диатонического склада, сочиняя в мелодическом миноре (фа-диез минор), вернее, полном миноре, не игнорирует динамических и тембровых возможностей. Но особого внимания заслуживает гармония, впитавшая и некоторые переменно-функциональные краски, и неординарный аккордовый фонизм. Имеются в виду педальные гармонии, возникающие на выдержанных тонах, аккорды с побочными тонами, звучащие нередко как линеарные вертикали, а также просто септаккорды («побочные»), скрашивающие традиционные трезвучия. Думается, что в целом нетрудный и выразительный, этот концерт может стать репертуарным, тем более что праздничных причастнов, и в частности Святителю Николаю, не так уж, вероятно, и много.
Сошлемся и на другое произведение молодого музыканта — «Ше-стопсалмие» Евгения Волкова, — хормейстера, имеющего композиторский опыт. Это «малое славословие» чаще читается, а не поется; его нет во Всенощной Чайковского, но оно есть — у Рахманинова, нашедшего уникальные средства для воплощения священных слов — «Слава в Вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение…». Е. Волков, добиваясь празднично-возвышенного звучания, использует тембровую палитру смешанного хора без сопровождения. Композитор, делая различные комбинации партий, по-новому и свежо соотносит голоса и объединяет их в торжественно хвалебное пение. Фактурная организация сочетается в «Шестопсалмии» Е. Волкова со звуковысотной, а точнее — с модальной, нестандартно расцвечивающей гармонию и мелодию песнопения. (К сожалению, иных публикаций этого одаренного автора мы не встречали.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *