Малые жанровые формы Мартынова

«Ослаби, остави, прости, Боже» (вечерняя молитва) — сочинение для женского хора, которое, скорее всего, тоже не имеет храмовой функции. Григоренко, входя в смысл текста, пытается передать «просительную» интонацию.Этому способствует как речитативно-мелодический слоготоновый стиль, так и повторы отдельных словосочетаний («вся нам прости…» — 3 раза). Это глубокое древнее молитвословие кладется на музыку, которая не чурается «аттрактивных» деталей, например диссонирующих секунд, акцентных септаккордов. Правда, ми минор (с до-бекар и до-диез), оснащенный и натурнально-ладовыми, и классическими кадансовыми оборотами, уравновешивает структуру сочинения.
В целом эти песнопения В. Григоренко, имея явный концертно-ориентированный стиль, — пример современного прочтения текста, в передаче содержания которого наиболее выразительным является темброво-хоровое интонирование, привлекающее внимание слушателя.
В. Мартынов талантливо обрабатывает и сочиняет в известном согласии со своими богословскими и музыковедческими воззрениями. Различая, с одной стороны, «пение», а с другой — «игру» в русской богослужебной системе, композитор стремится, если не к «реставрации», то к воссозданию некоторых старинных приемов. Утверждая мысль о «невозможности существования» древнерусского богослужебного пения в нашем современном мире, Мартынов пытается, однако, создать образцы, близкие к нему. «Музыка как игра есть способ существования человека играющего, а богослужебное пение как молитва есть способ существования человека молящегося».
Малые жанровые формы Мартынова объединены в шестнадцать песнопений всенощной и литургии и они образуют некое подобие цикла, в котором просматриваются определенные стилистические признаки. Композитор избрал те песнопения, в которых концентрируется молитвенное созерцание, прошение, хваление. Религиозно-эстетические образы, запечатленные в звуках — «Ныне отпущаеши», «Свете тихий», «Хвалите», «Богородице Дево», — из всенощного бдения; «Херувимская», «Милость мира», «Тебе поем», «Достойно есть» — из Литургии, — отличает сдержанность выражения, согла-сованная со строгостью канонических форм. При тщательной разработке деталей, подвижном гармоническом ритме, гибкости мелодии напева — при всем этом звучание песнопений ассоциируется с: некоей неподвижностью, пребыванием в одном состоянии. Сведение музыкальных средств к минимуму — характерная стилистическая черта духовно-музыкальных сочинений Мартынова.
С. Булгаков писал о «видении умной красоты мира», об «умном художестве», которые определяют «характер и православного благочестия, и православного богослужения». Эти черты намечены и Б духовной музыке Владимира Мартынова — композитора, весьма серьезно осознающего и претворяющего свои задачи в области этого жанра (см. нашу статью: «Заметки о стилистике современных духовно-музыкальных композиций»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *