Течение музыкальной мысли в рамках повествовательной формы

Артемьев, широко известный кино-электронный композитор, сочинил (по просьбе регента) «Свете тихий». Его музыка не лишена характерных черт, идущих от церковно-певческой традиции, как-то: эффекты унисонного пения, включенные в полифонно-гармоническое многоголосие; особое ладовое наклонение, отчасти приближенное к церковному звукоряду; переменный метр и общая сдержанность и ровность звучания.Естественность течения музыкальной мысли в рамках повествовательной формы и достаточная органичность «экстра»-мажоро-минорных ассоциаций придают этой пьесе храмовый колорит. (Другой музыки Э. Артемьева — более поздней, чем этот опус середины 60-х годов, — мы не сумели, к сожалению, обнаружить.)
В. Григоренко, которого А. Киселев характеризует как «композитора истинно хорового», имеет успех у слушательской аудитории. Его стиль, не безупречный с точки зрения «стиля церковного», не лишен некоторых примет традиционного пения. Композитор ориентируется на несимметричный ритм, условно намечая метрическую размерность; вводит диатонический склад, допускающий и мажоро-минорные ассоциации; он не чужд «тембризации», позволяющей включать или снимать, выделять или объединять голосовые партии.
«Царю Небесный» (молитва на призывание Святого Духа) для женского хора — красиво сделаннная пьеса, форма которой направлена на концертного слушателя. Здесь обычная «строфная» структура расширена до репризно-повторной, которая вместе с кодой образует в целом т. н. форму волны. Автор, в отличие от обиходной модели, насыщает фактуру подвижным, темброво-расчлененным голосоведением, применяя традиционные унисоны в парах голосов, педализированные тоны (а 1а исон?) и терцовые цепи. Временами обостренный фонизм (секунды, септаккорды), соседствующий с пустотами унисонных кадансов; зоны тихой динамики, сопоставляемой с громкой; переменный темп (сдержанно — более взволнованно — сдержанно-медленно) — все это неплохо сочетается с «драматургией», придавая сочинению живое дыхание формы, но все же не молитвенность, заключенную в древнем тексте.
«Боже, очисти мя грешного» (на текст утренней молитвы Св. Макария Великого) — сочинение для мужского хора, из которого извлекаются темброво-дифференцированные звучания (четырехголосие: тенора и басы, a\’deux). Фактура различной плотности — звучания большей и меньшей насыщенности — «лепит» форму сочинения. Нетрадиционные повторы текста позволяют композитору расширить пространство и растянуть время. «Прошения» усилены буквальными повторами — автентических оборотов («… да неосужденно отверзу уста мои недостойныя…»), solo & tutti («Отца и Сына и Святого Духа»), — что опять же звучит концертно, а не келейно-интимно согласно содержанию молитвы. То же ощущение нахождения в пространстве зала создают и мажоро-минорные краски, типа До минор — До мажор или Pe-бемоль мажор — Си мажор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *