Образец пространственно-временной композиции

Первый хор «Богородице Дево», написанный для Coro I (sopr. alto, tenore, basso) и Coro II (тот же состав), — интересный образец пространственно-временной композиции, но звучащей из одной «точки».Возникает внутренняя антифонность, подчеркнутая каноническим вступлением хоров и звуковысотностью, сопоставлением двух родственных строев — Ми-бемоль мажора и до минора. Вполне реально возникающая политональность — это и разобщение, и в то же время общность линеарно-гармонического материала. Звучащий moderato в однородной динамике (piano), этот хор, близкий к церковной интонационности, не имеет, однако, звуковысотного аналога в духовно-музыкальной литературе.
Второй хор «Господи Иисусе Христе», как уже упоминалось выше, построен на тексте «умной молитвы», не входящей ни во всенощную, ни в литургию. (О Богословском значении Молитвы Иисусовой много написано в соответствующей литературе.) Музыкальная интерпретация — краткая, емкая, внушительная — ясна и проста по своей организации. Мелодическая речитация, гармоническая фактура, однородная ритмика, чистая диатоника — такая традиционная стилистика сопряжена здесь с типичной шнитковской прогрессирующей динамикой (ряд: p-mp-mf-f-ff), растущей вместе с плотностью текстуры.
Третий хор «Отче наш», молитва Господня, является технически наиболее дифференцированным в цикле. Гармония и контрапункт, тембризация и формование — словом, вся стилистика вписывается в русло духовной музыки, но с «примесью» явной авторской идиолексики. Форма, в отличие от обиходной, имеет повествовательный и развивающий характер, несколько более дробное строение, подчеркнутое частыми «остановками». В параллельно-переменном до (мажор/минор) — ми-бемоль (мажор/минор) выявляется многоцветье гармонических опор, высвечивающих варьируемые «основные» и «побочные» ступени, — картина оригинальная, ассоциативно соприкасающаяся с гармонией других произведений (например, Гимнов, фрагментов Фортепианной сонаты). Здесь, несомненно, имеет место хроматизация лада (задействовано двенадцать ступеней) при терцовой вертикали и переменном метре наряду с диатонизированной мелодий, усугубленной имитацией и дублировкой.
В целом «Три духовные хора» А. Шнитке, проникновенно исполняемые хором Б. Тевлина, представляют своеобразный опус композитора, сделавшего попытку сочинить в жанре, конфессионально близком ему. (Правда, о «русскости» этой музыки безоговорочно писать не приходится.)
Духовная музыка Кирилла Волкова вполне вписывается в то, что именовалось «русской церковной музыкой». Так звучат, например, его «Трисвятое», тропари Богородице и св. Георгию. В чем это конкретно проявляется?
Тропарь как малая жанровая форма, несущая концентрированный смысл, привлекает внимание композитора. Отличающееся емкостью и краткостью текста, тропарное слово явно способствует сосредоточенности и «броскости» музыкальной мысли и чувства. Энергичный и степенный 4-строчный, «Тропарь св. вмч. Побеносцу Георгию» (1995) укладывается в форму восходящей музыкальной волны. Интонационное содержание, исходящее из мелодической попевки; ритмическое движение, образующее асимметричное последование избранных единиц времени, — все средства, как и фактурное насыщение (от двух до восьми голосов), направлены на выражение сугубого молитвенного прошения. (Приметы стиля — мажоро-минор-ные элементы в диатонической среде и линеарные аккорды на фоне выразительных трезвучий.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *