Натурально-ладовая гармония

Обрабатывая так или иначе церковную мелодию, этот музыкант извлекает из нее прежде всего принципы организации звуковысотности и ритма. Диатоника, чистая и незамутненная, — основа большинства обработок (показательна гармонизация «Хвалите Имя Господне» Валаамского напева).Проникновение модальной альтерации, как например, в Свете тихий (переложение сокр. киев, роспева), в структуру многоголосия только подтверждает коренную связь с церковным звукорядом. Стойкая приверженность к диатонике распространяется на все жанры песнопений, включенных в это Всенощное бдение. Любопытно, что церковным стал и гармонический минор, бытующий уже не одно столетие в гармонизациях православных мелодий. Поэтому проникновение повышенной VII ступени в такие песнопения, как псалом 33, Полиелейные псалмы (пс. 134), «На реках Вавилонских» (знаменного роспева), Тропари по непорочнах (глас 5) и многие другие, не вносит диссонанса в общее диатоническое пространство. (Заметим, что гармонический минор не чужд гармонизациям о. Нафанаила — по образцам из Оптиной пустыни и Киево-Печерской Лавры.)
Натурально-ладовая гармония (термин Тюлина) — характерный стилистический признак гармонии Мормыля, проявляющийся в «местных» устоях, последованиях с «побочными» ступенями, в своеобразной функциональной многозначности (например, гармонизации ирмосов: глас 4 «Моря чермную пучину» — по напеву Троице-Сергиевой Лавры; глас 6 «Яко по суху…» — по Ирмологию ТСЛ; Воскресные ирмосы, глас 7 — также по Ирмологию ТСЛ).
Гармонический фонизм песнопений Всенощной, обработанных о. Матфеем, во многом зависит от фактурного склада. Пространственность звучания достигается разными средствами, например: сочетанием одноголосия и многоголосия (Предначинательный псалом с канонархом — по КПЛ-роспеву); распределением попевочного материала по партиям и приемы сгущения и разряжения фактуры (Предначинательный псалом — по напеву Ипатьева монастыря); применением старинных унисонов, переходящих в гармоническую вертикаль разной плотности («Свете тихий» — по напеву Валаамского монастыря).
Огромный вклад, внесенный архим. Матфеем в дело духовного возрождения, собирания и исполнительства, требует специального исследовательского внимания — в том числе и в отношении его переложений, изложений и обработок современного монастырского стиля.
Лаврской традиции близок в своем творчестве и С. 3. Трубачев, композитор, дирижер и музыковед. Он во многом продолжает, а вернее, создает современную традицию гармонизации, значительно расширяя ареал «коренных мелодий», ранее почти (или совсем) не применяемых. Звукообраз его переложений, одухотворенный искренним и глубоким чувством, возникает как результат целостного единства текста и музыки, мелодии и гармонии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *