Новейшие опыты «переложений» древних мелодий

Постановка задач. — Некоторая типология музыкальных фактов. — Выбор «коренных» мелодий для гармонизации. — Стилистика авторских обработок (Мор-мыль, Трубачев, Мартынов, а также музыкантов от издательства «Живоносный источник»). — Взгляд на переложения, сосредоточенные в т.н. Лондонских сборниках («русское зарубежье»). — Предварительные выводы.Многие русские композиторы приступали к гармонизации древнейших церковных мелодий, пытаясь облечь их в многоголосие, включить в разнотембровый хоровой состав. Если Чайковский считал Бортнянского человеком, «далеким от понимания настоящих потребностей нашей церковной музыки», то в какой мере современные музыканты, например бывшие советские композиторы, могут рассчитывать на глубокое знание традиций и насущных «потребностей»?
Однако замечательное наследие, оставленное композиторами Нового направления и теми, кто ранее преуспел на ниве переложений, обработок и гармонизаций древних напевов, является благодатной почвой, на которой могут возродиться и произрасти цветы будущего. И в этом труд — современных «перелагателей» не пропадает, как «скорбный труд»…
Вопрос, изучено ли наследие, знаемо ли оно как мелодико-гармони-ческое целое, — остается все же без ответа. Повод к размышлениям такого рода могут давать разного рода явления: и современные стилизации «строгого стиля гармонии», трезвучно-диатонического, хорально-метрического склада, и моделирование европеизированных обработок в духе элементарной «школьной гармонии». Проникновение в «настоящий церковный православный стиль» (слова Римского-Корсакова, сказанные о своих переложениях) — задача, которую пытаются решать современные композиторы, продолжая поиски и взращивая те зерна истины, которые были брошены выдающимися мастерами.
Классификация на переложения и сочинения, установившаяся издавна и нашедшая выражение в практике и теории духовной музыки, не потеряла значимости и для наших дней. Композиторы XIX века, положившие немало усилий на поиск соответствия между «мелодическим» и «гармоническим» пением, все же не решили проблемы переложения, хотя и проложили «тропинки» (со слов Глинки) к открытию потенциала национального достояния.
«Новая школа церковного пения» (термин Лисицына), в начале XX века подарившая миру немало обработок, предлагала и новые подходы к многоголосной интерпретации церковных мелодий. Каждая композиторская пьеса — это вместилище тех или иных приемов «оформления», коренящихся в слышании текста и мелодии, особенностях авторского музыкального «звукосозерцания». О художественной значимости хоров-переложений, ничуть не уступающих по выразительности и музыкальным достоинствам хорам-сочинениям, не приходится говорить: почти вековое пребывание их в храмах и духовных концертах доказали истинность таланта и мастерства их создателей — Кастальского, Гречанинова, Лядова, Никольского, Чеснокова, Рахманинова, Шведова и др.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *