Размывание жанровых рамок

Глубоко проникая в св. тексты и богомысленно толкуя их, композитор и в своем духовно-музыкальном творчестве создает эти антиномии.Образуется некий суперцикл, в своей глубинной структуре связывающий музыку отпевания (и другие перекрещивающиеся с ним моменты) и музыку пасхальной службы: «Христос воскресе» (автор, соч.), Ирмосы канона Св. Пасхи (по Троицкому Ирмологию), как и песнопения Пятидесятницы (тропарь, ирмосы, светилен), — с одной стороны; чин погребения Божией Матери (статья 3-я, Гефсиманского роспева), чинопоследование монашеского отпевания (по Соловецкому Обиходу) — с другой стороны.
Символика «жизни и смерти, вечности и временного бытия» — эти антиномии пронизывают все музыкальное пространство данного суперцикла, находя воплощение в одухотворенных музыкальных образах. И как везде народное, веками отшлифованное, сливается в единую Песнь с композиторским голосом.
В связи с обсуждением проблемы циклических «жанрообразований» в современной музыке, упомянем и сочинение Рябова: «Шесть литургических песнопений» ор. 39, триптих «На Страстную Седмицу» и триптих «Ко Пресвятой Богородице». Звучащие в храмах и на концертах, эти произведения — результат композиторских изысканий в области русской духовной музыки, приведшие его к убеждению о возможности естественных ассоциаций с музыкой прошлого и довольно смелых языковых решений (это касается, в частности, использования хроматики). Но при известной сложности фактуры и гармонического замысла, Рябов не позволяет себе отступлений от канонического текста — и это важно.
Процесс размывания жанровых рамок ощутим во многих творениях современных композиторов, что приводит к созданию «жанро-образований», точное наименование которых затруднительно. Так, в духе пасхального цикла — Светлой Седмицы — написано произведение В. Рубина «Светлое Воскресение». Приуготовленное Хоровым концертом, в котором имел место знаменный роспев, оно не содержит такого рода стилизации и построено, скорее всего, на авторском материале. Форма «Светлого Воскресения» своеобразна: имеется в виду сочетание черт древнерусского аскетизма с чертами экспрессивно-романтического звучания — с одной стороны; с другой — переосмысление жанровых признаков песнопения, приводящее к сугубой индивидуализации традиционных текстов (например, «Тебе поем» из Евхаристического канона). Этот цикл явно нецерковен и предполагает, видимо, лишь концертное исполнение, что касается и отдельных номеров его.
Новые жанровые ансамбли на тексты церковных богослужений созданы и другими композиторами — например, «Неизреченное чудо» Свиридова — ряд песнопений из литургии оглашенных и др. Обладая яркими художественными достоинствами, этот цикл, не являясь по стилю церковным, ублажает серьезную слушательскую аудиторию благостными звучаниями (более подробно о нем — ниже).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *