Аффектированное воспроизведение

Примером нового ансамбля духовно-музыкальных пьес являются сочинения Николая Каретникова (о них мы уже упоминали в статье), звучание которых оставляет неоднозначное впечатление с точки зрения их функционального предназначения.Принадлежащие перу композитора «Восемь духовных песнопений» (1969-89) и «Шесть духовных песнопений» (1992) суть, по словам исследователя, «диптих, своего рода сверхцикл, подобно тому как оперы Каретникова образуют дилогию». Как это утверждение согласуется с авторским высказыванием — «это традиционная церковная музыка» — вопрос особый, так как подобного рода «сверхциклы», в данном случае тип диптиха, вряд ли освящены многовековой певческой культурой. Тем не менее проблема жанра здесь явственно заявляет о себе!
Что касается смыслового содержания, то ни один из «подциклов» этого диптиха не вписывается в церковный жанр и не имеет целостного богослужебного значения. В самом деле, в произведении «8 духовных песнопений», где объединены разные по функциональности тексты — «На постриг» (из обихода), «Из Пророка Софонии» (фрагменты из Ветхого Завета), «Моление о спасении» (ектения празднику), «Соборование» (слова из чина), «С нами Бог» (песнопение службы), «От Матфея» (из Евангельского текста), «Хвалите имя Господне» (из утрени), «Отче наш» (молитва Господня), — богослужебная ориентация не улавливается. И хотя «ансамблевость» характерна для произведений духовной музыки, такого рода объединения разнородных источников отражает именно стиле-вое, а не каноническое начало. (Здесь мы не упоминаем уже о тех «технических непривычностях», о которых говорил сам композитор, Н. Каретников.)
Второй «подцикл» этого «сверхцикла» — «Шесть духовных песнопений» — развивает авторскую манеру комбинаторики микрожанров, как-то: «Молитва Ефрема Сирина» (великопостная молитва — читаемая, а не поемая), Просительная ектения (из Воскресной службы), «Молитва Симеона Богоприимца» (из вечерни), «Блаженны» (антифон из литургии), «Из Пророка Исайи» (Ис. 5, 20-24), «Из речений Христовых» (Мф. 11, 28-30). Здесь, как можно заметить, больше молитвенного «материала», который скомпонован по-авторскому усмотрению и, видимо, на основе его личного «мирочувствия».
Таким образом, возникает новое жанрообразование, коренящееся на микроуровне в традиционной «первичной модели», а на макроуровне — презентирующее нечто совсем иное, не свойственное церковно-храмовой музыке. Поэтому рассматривая эти произведения Каретникова с точки зрения жанра (а не музыкального языка), мы с пониманием должны отнестись к высказыванию о. Николая (Ведерникова): «Стилистически индивидуализированная религиозная музыка концертного плана, как правило, не подходит для богослужения, так как она предполагает аффектированное воспроизведение, отвлекая верующих от общей молитвы, нередко мешая ей».
Этого «аффектированного воспроизведения» нет в духовной музыке С. Трубачева — ни в отдельных песнопениях, ни в циклах. «Два цикла церковных песнопений, — писал композитор, — особенно действуют на человеческую душу: надгробные песнопения отпевания, прощаяния с умершим и ликующие пасхальные песнопения, возвещающие светлую радость Воскресения из мертвых».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *