Циклически взаимосвязанные песнопения

С. Трубачев в своей глубокой, богословско-музыкальной статье «Песнопения панихиды в русской музыке» публикует фрагмент текста П. Флоренского: «Нечеловеческая, беспросветная непреображенная тьма отчаяния делается человеческою, когда осветляется, когда преображается, когда переходит в порывы хвалы Всевышнему, Непроницаемый покров тучи сердечной делается светлым. Не отменяется наша скорбь, не возбраняется…Но требуется иное: ее же, скорбь при гробе, претворить в величайшую радость духовную; готовящуюся вот-вот сорваться хулу на Создателя — претворить в хвалу Ему; копошащееся на дне тоски и отчаяния проклятие — в благословение, «да не будет» — в «да будет», —- словом — надгробное рыдание в надгробную песнь «аллилуиа», воспеваемое горе, земное — в небесное».
Эта идея, вернее, антиномия, — принадлежность заупокойной службы Трубачева, что придает ей строгий и возвышенный богословский смысл.
Интересное хоровое сочинение на канонический текст, богатое по музыкально-образному звучанию, представил Б. Феоктистов. В традициях Московской школы (и особенно, может быть, Чеснокова), его «Парастас» — стилистически цельная жанровая форма, органично сочетающая традиционную интонационность с развитой техникой многоголосия, красочно-экспрессивной гармонией. Автору удается сохранить церковный стиль и — главное — «просветленный лик православной панихиды» (цит. соч. С. 72), создать духовно возвышенное и в то же время человечески «душевное», проникновенное пение. Это, несомненно, композиторская удача.
Этот раздел нашего повествования мыслится, как во многом и другие, в состоянии «открытой формы», так как каждый момент действительной истории приносит новую информацию и возможности ее «обработки»…
3. Наряду с реконструкцией отдельных жанров замечается тенденция к созданию характерных жанровых «ансамблей» — циклически взаимосвязанных песнопений, имеющих корни в прошлом духовно-музыкальной культуры. В этом, возможно, нет ничего особенно нового: родственные жанровые формы тяготеют друг к другу и по смыслу, и по выражению. Создавались «тетради» Херувимских песен, например: шесть — у Архангельского, шестнадцать — у свящ. Беляева и т. п. Обращает на себя внимание «забытый» цикл Ипполитова-Иванова: «Пять Херувимских песен» ор. 38 (1903), отличающийся тембровым, фактурным и мелодико-гармоническим своеобразием в рамках мобильных форм. (Примеров подобного рода можно привести немало — жанры псалмов, причастное, стихир, «воззвахов», догматиков и др.)
Что же наблюдается ныне? Продолжая характеристику циклических объединений, можно, с одной стороны, описать вполне традиционные явления, а с другой — заметить черты новых «ансамблей», не типичных для прошлого. При этом функциональная направленность их также оказывается неоднородной, и жанровая граница между храмовой и концертной музыкой оказывается нередко стертой или неопределенной.

По клику купить лобня новостройки от застройщика цены от dsk 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *