Канонические жанры

Дело будущего — дать достаточно полное описание состояния жанровой системы в области духовной музыки. При сохранении жанровых признаков как существенных элементов этой системы, при поддержании жанровой традиции замечается заметное привнесение авторского начала, трансформирующего внутреннюю форму.Что касается канонических жанров, то ныне подхвачена и своеобразно развита традиция сочинения целостного цикла. Имеется в виду, прежде всего, литургия и всенощная, единства которых добивались многие, начиная с Чайковского. «Целые литургии», повторим эту мысль, — предмет пристального внимания композиторов начала XX века, стремившихся к преодолению эклектичности службы. С одной стороны, интонационного единства пытались достичь путем привлечения одного и того же напева. В этом отношении преуспел, например, Н. Компанейский, сочинив литургический цикл на болгарский роспев в многоголосной обработке; П. Крстич — на сербский народный напев, Л. Малашкин — по напеву Киево-Печерской Лавры. Н. Кленовский предложил даже опыт «озвучивания» литургии на грузинский (кахетинский) роспев, вызвав оживленную реакцию в музыкальной прессе.
С другой стороны, сочиняются «авторские» циклы (не исключающие привлечения роспевов), отражающие в своеобразном слиянии каноническое и стилистическое начала. Это является продолжением русской традиции начала века — труды Кастальского, Гречанинова, Никольского, Черепнина, Шведова и, конечно, Рахманинова, привнесшие в партитуры свое «мирочувствие» и «звукосозерцание». Любопытным фактом стало издание литургии Ребикова (1911), по поводу которой можно было прочитать и следующее: композитора упрекают в «примитивизме», который заместил ожидаемое «новое слово», в применении «какого-то десятка гармонических приемов», в «скороспелости» замысла — «непродуманность и неподготовленность Ребикова к принятой на себя задаче»8. Затронув проблему цикла, мы коснулись лишь жанра литургии и всенощной, оставив панихиду, венчание и другие циклические формы.
В настоящее время жанр литургии или всенощной, как и других «жанров-ансамблей» (Лихачев), не растворился в небытии, несмотря на долгие запреты и гонения. Не имея достаточно полной информации, мы могли бы сослаться на работы Н. Сидельникова, В. Мартынова, В. Кикты, Г. Дмитриева, Н. Лебедева и С. Трубачева. В архиве недавно ушедшего из жизни (30 мая 2001 г.) Николая Корндорфа хранится Литургия, так и не увидевшая свет…
Литургические циклы настолько неоднородны, что заставляют задуматься и над их жанровыми многоразличиями. Литургия св. Иоанна Златоуста Сидельникова (1987-88), несмотря на сохранение плана содержания, оказывается в плане выражения достаточно нетрадиционной; Литургия св. Иоанна Златоуста Кикты, написанная на украинском языке, получает локальную направленность, хотя и очень радует музыкальным письмом; Литургия Н. Лебедева, в которой на месте запричастного стиха звучит «Камо пойду от Духа Твоего», также «просится» на концертную эстраду, а не на клирос. Можно ли это рассматривать как изменение жанровой формы, кстати, и наряду с функцией в системе культуры, — вопрос для последующего времени, которое принесет, вероятно, расширение этой жанровой сферы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *