Конец века

1988, год 1000-летия Крещения Руси, стал символическим для духовно-музыкального творчества. Волна исполнительства, поднявшая в эфир музыку многих столетий; живой отклик слушателя, хлынувшего в концертные залы, — все это активизировало интерес композиторов и хоровых дирижеров к интонационным слоям, прежде (по известным причинам) выпадавшим из поля внимания.Зарождение хоровых коллективов, зарубежные турне, оживленная реакция прессы и пробуждение исследовательского интереса — разве это не показательно для нашего времени, конца XX столетия?
«Стиль времени» обогатился, с одной стороны, новой канонической музыкой на богослужебные тексты, а с другой — сакральная тематика легла в основу светских сочинений, жанр которых не получил еще специального терминологического определения. Среди первых — работы Трубачева и арх. Матфея, В. Мартынова и В. Кикты, как и многих других авторов «богослужебного пения», среди вторых — «бурный поток» произведений на сакральные тексты, например: «Неизреченное чудо» Свиридова, «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» Денисова, «Стихи покаянные» Шнитке, «Русские страсти» Ларина, «Голгофа» Кобекина, «Христос воскресе из мертвых» Ульянича, «Покаянный канон» Пярта, «Аввакум» К. Волкова, как и ряд произведений С. Губайдулиной, Г. Дмитриева, Н. Каретникова, А. Николаева, С. Беринского и др. Такого рода музыка, на наш взгляд, знаменует новое течение в конце XX века, течение, в задачи которого входит возрождение и развитие музыкальных идей, искони присущих культурно-национальному сознанию. И если Новое направление начала века — это поиск «церковности» через творческую интерпретацию древних интонационных слоев, то «новейшее направление», nova musica sacra, — это ренессанс самой духовной музыки, возвышенной до философско-богословских умозрений, молитвенно-прочувствованных «звукосозерцаний».
Открывая исследование — ориентировочно — с 1988 года, мы не хотим умалить те творческие устремления, которые свершали отдельные композиторы у себя на родине, или игнорировать тот факт, что «русское зарубежье» не только хранило православную традицию, но и вносило свой вклад в духовную музыку (Кедровы, Ковалевский, Осор-гин и многие другие). Более того, теперь становятся известными случаи «писания в стол» — пример тому недавно изданная Литургии ор. 52 А. Никольского, ныне впервые публикуемые соч. — орр. 36, 37, 38, 39 — Н. С. Голованова, как и создания духовно-музыкальных произведений задолго до их озвучивания в концерте или издания нот, — например, творений Ипполитова-Иванова, Гречанинова, Н. Черепнина, Шведова, Свиридова и др. Это относится и к некоторым композиторам бывшего СССР, которые, не открывали истинного замысла произведений, зарывая его в глубинную структуру произведения под разными символическими наименованиями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *