Поэтика произведений на сакральную тематику

Композиторы, как об этом говорят исторические факты, любили работать в обоих жанровых направлениях, — подчиняясь в духовно-музыкальных композициях богослужебного назначения традиции и канону, прочтенному в духе времени, и — «раскрепощаясь», давая волю своему «артистическому чувству» в произведениях на тексты Писания и Предания, адресованных исполнительски-концертной практике.Таким образом, поэтика произведений на сакральную тематику — проблема благодатная: художественный потенциал каждого из них, находя выражение в конструктивно-стилевых признаках, требует особого исследовательского внимания.
И. А. Ильин, исследуя природу художественного искусства, полагал, что оно возникает из сочетания двух сил — «духовно-созерцающей и «верно воображающей и изображающей»:
«Есть люди с глубоким и чистым духовным созерцанием, которые за недостатком таланта не могут ни во-образить (т. е. облечь увиденное в земные образы), ни из-образить (т. е. передать и закрепить эти земные образы для других)».
Вот этим созерцанием как истинным и глубочайшим источником искусства, соединенным с величайшим мастерством, обладали наши композиторы. И «священная русская традиция художественности» влекла их к созданию сакральной музыки…
Подведем итоги. Поэтика выразительных средств, наблюдаемых в духовной музыке первых двух десятилетий XX века, может быть рассмотрена как в аспекте духовно-музыкальных переложений и сочинений, так и в аспекте произведений на теологическую тематику.
Издавна функционально отличные, «церковное пение» и «музыка» оказались в состоянии взаимодействия и взаимовлияния. Показателен не только тот факт, что сочинителями являются мастера, именитые композиторы, но и духовные потребности времени, слившиеся в емком и противоречивом понятии — «начало века» (А. Белый). Однако это не означает, что богослужебно-музыкальная область утратила свои особенности, то есть закономерности внутренней жанровой формы. Более того, композиторы открыто провозглашали возрождение старины как ренессанс национальных начал, как «русскую идею».
Во всеоружии метода, соединяющего глубокое знание традиции церковного пения и консерваторскую технику сочинения, композиторы открыли пути «новейшей музыки», полно и по достоинству оцененной только теперь, в конце века. Чайковский, «с надеждой и радостью» взиравший на «будущность одной из важнейших отраслей родного искусства», мог бы гордиться «русскими талантами», посвятившими свое искусство этому «святому делу».
Каковы те достижения, которые способствовали именно возрождению церковно-певческого искусства? Что сделало композиторские творения образцовыми по музыкальной стилистике и возвышенно-духовными по содержанию? Как, наконец, была «пробита брешь», сквозь которую прошли лучи «света и истины»?
Изучив образцы древнего роспева (знаменного) и более поздних рос-певов (киевского, болгарского, греческого, сербского), осознав их форму и мелодико-ритмическую организацию, композиторы приступили к поиску «адекватной» гармонизации, секреты которой таятся в глубинной структуре коренных напевов. И многим удалось создать модели гармонического оформления церковных мелодий, которые в индивидуальном практическом претворении не теряли ни простоты, ни красоты, ни величия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *