Примерная классификация первичных моделей

Память оп ушедших, жанрово приближенная к службе, чину поминовения, воплощается в произведениях, первичная модель которых кроется в духовной поэзии.
«Братское поминовение героев союзных армий, павших в Великую войну за освобождение от тевтонского гнета» Кастальского для соло, хора и оркестра — своеобразное предвосхищение Военного реквиема Бенджамина Бриттена, но в память павших во Вторую мировую войну».Кастальский вспоминает: «Критики разделились на два лагеря: одни отнеслись к пьесе проще, непосредственнее, другие находили, что такая задача была бы по плечу разве покойному С. И. Танееву, а вернее только Моцарт, Бетховен, Бах могли создать непревзойденные творения в этой области…».
Первичная онтологическая модель, оставаясь неизменной, «терпела» жанровые трансформации. Формировалась заупокойная месса в русской интерпретации, «поминовение», где отсутствовало Dies irae и повторялось Kyrie (в начале и в конце) — в первом варианте; появились Ingemisco и Sanctus — во втором; внедрились заупокойные мелодии восточных союзников; появилась русская подтекстовка (включая парафразы) во избежании цензурных препон… (Однако этим не кончилось: затем были введены еще новые номера, и реквием из двенадцатичастного стал семнадцатичастным.) Поиски между «сциллой» православного канона и «харибдой» католических норм, привели к победе концертного жанра. Однако ностальгия по церковной версии реализовалась в другом жанровом воплощении — «Вечная память героям», — что было уже панихидой, а не реквиемом (изд. 1917 года). (Это произведение, состоящее из 11 частей, было проникновенно исполнено в 1996 году хором Виктора Попова — в редакции для мужского состава.)
К особой группе нехрамовых произведений можно, видимо, отнести и «Пещное действо» Кастальского (оно было заказано композитору директором археологического института А. И. Успенским), которое было исполнено в «должной обстановке — с костюмами отроков и халдеев, с демонстрацией горящей печи…». «Исполнения эти пользовались очень большим успехом».
Кроме того, следует упомянуть и «Стих о церковном русском пении» — кантату для хора и оркестра, написанную к 25-летнему юбилею (1911) деятельности Синодального училища. Кастальский, говоря о ее «довольно шумном успехе», отмечает, что она написана «на обиходные темы» (и издана у Юргенсона).
Итак, пытаясь провести примерную классификацию первичных моделей как воплощения содержания произведений в их надструктурной данности, мы невольно соприкоснулись с их жанровой основой, которая могла бы стать основанием для их группировки. Однако мы избрали именно содержательный аспект стиля, оставив в стороне принципы конструирования — выразительные средства, композиционно-структурные особенности.
2. «Помимо идей и помимо всяких образов, то есть независимо от формы и содержания того или иного жанра, все же каждый такой жанр развивается согласно своей модели в очень ощутительном виде». Эта мысль Лосева методологически важна для нас своей диалектичностью. Кантата, поэма, увертюра, сказание, поминовение, гимн, песнь — эти и другие жанры, наполняемые специфическими сакральными идеями и образами, имеют, несомненно, и свою музыкальную модель со своими структурно-композиционными принципами. Но форма, реализующая конкретный замысел, есть новое образование — с чертами известными, но дающими новую целостность.

Ссылка шины ханкук тут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *