Возвращение музыки к биологическим истокам

При этом показательно, что симпатии слушателей обнаруживают подвижность интересов к разным стилистическим (да и хронологическим) срезам российской музыкальной культуры, точнее — к тем или иным композиторским персонам.Стоит прислушаться к Щедрину, его зарубежным свидетельствам и отечественным прогнозам: «…Авангард явился величайшим открытием… но нельзя не признать его навязчивости, искусственности, „предсказуемости» наконец. Это и разлучило его с аудиторией. По существу, он лишился сегодня своих слушателей. Несомненно и другое. Музыка стремится ныне вернуться на круги своя, выйти из узеньких келий своих авангардистских мини-религий.
Она возвращается к законам, выработанным еще в XIX веке, но через пережитое, через освоенное. Музыка возвращается не просто к своим истокам, но и к своим биологическим истокам. К данности человеческого организма — слуха. На Западе прошла волна, когда 3—4—5 имен заполняли собой весь музыкальный мир. Сейчас, например, огромен интерес по всему миру к таким композиторам, как, скажем, Глиэр. Появилось 5—6 разных записей его третьей симфонии „Илья Муромец». А раз эти диски есть на рынке, значит, они пользуются спросом.
Сравнительно недавно по баварскому радио передавали очень популярный у нас в 40—50-е годы концерт для голоса с оркестром Глиэра, его же валторновый концерт. Часто стали играть музыку Сергея Василенко, вышли диски с музыкой Гавриила Попова. Я сам удивлен таким внезапным пробуждением интереса к советской музыке 30—40—50-х годов. Люди пресытились снобизмом, ситуацией, когда композиторы писали для композиторов. Эти процессы происходят не только в Германии, но и в других странах. В одной из программ я увидел „Гусарскую балладу» Хренникова. И это рядом с классикой — Моцартом, Бетховеном, Вагнером, Брукнером, Брамсом».
В многообразии явлений рубежа столетий (да и тысячелетий) причудливо переплелось все ценное, что мы акцентировали как наиболее перспективное. Однако вряд ли историки пограничья XX и XXI возьмут на себя ответственность решать: какая из стилевых тенденций завершившегося столетия окажется приоритетной для следующего века, кто из композиторов станет законодателем моды в музыкальном искусстве даже самого обозримого будущего, кто в художественной культуре порубежья веков будет провозглашен протеем, новатором, а чьи художественные поиски смогут классифицировать как консервативные?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *