Индивидуально-стилистические структуры в сфере гармонии

Практика показала, что важнейшими импульсами авангарда стали не только додекафония веберновского типа, но и обретения, связанные с экспериментами в сфере тембров и звукоизвле-чений на традиционных инструментах, а также новые выразительные возможности, привнесенные сонорикой, алеаторикой, электронными и электроакустическими экспериментами.Справедливое утверждение Малера о «художнике, строящем мир заново», лишний раз, однако, подтверждало, что художественное открытие отнюдь не сводимо к освоению того или иного технического приема на уровне языковых средств. Подлинное открытие — это прежде всего создание нового поэтического миропонимания, нахождение особых языковых средств для запечатле-ния общезначимого в жизни и культуре.
Рубеж 70—80-х годов подавал первые признаки разочарования. Наступило время, когда многих композиторов (один из ярких примеров — эволюция Шнитке) перестали устраивать строгие ограничения и регламентированность авангарда. Назревала необходимость очередного и достаточно радикального обновления. Приток новых идей ощутили в обострении самого диапазона контрастов, которые и предложила полистилистика.
Стилевым плюрализмом была исторически обусловлена одна из таких важнейших тенденций развития музыкального искусства, как взаимодействие разных высотных структур. Возникали всевозможные микстовые явления: тонально-модального (модально-тонального), серийно-тонального и серийно-модального типов, оказавшие определяющее воздействие как на особенности тематического материала, так и на своеобразие формы. Синтезирующие высотные системы особенно отчетливо проявились в сочинениях 70-х годов таких разных композиторов, как Щедрин («Фрески Дионисия») и Шнитке (скрипичный и фортепианный концерты, 1-я и 2-я симфонии), Н. Сидельников («Русские сказки»), Губайдулина (Партита для виолончели, баяна и струнного оркестра), Эшпай (Концерт для оркестра), и других.
Интонационно-мелодическому и интонационно-гармоническому обогащению отечественной музыки способствовали постепенно складывавшиеся в ней новые гармонические знаки — ин-тервально-звукорядные структуры, ладовые системы, гармонические комплексы и характерная интервалика. Последняя оперировала устоявшимся кругом интервалов (кстати, небольшим), многие из которых приобрели символический смысл, способный усиливать их выразительность через символическую наполненность.
Обозначились индивидуально-стилистические структуры и в сфере гармонии, представляющие новые формы взаимодействия диатоники и хроматики. В их числе, например, суперминор (по Ю. Холопову) Шостаковича или специфическая звуковысотная лексика Денисова, восходящая к безграничным возможностям 12-тоновости.
Изменение характера соотношения гармонии и мелодии, проявившееся во влиянии последней на первую, привнесло в гармонический и тональный процесс мелодический тип связей, линейное движение голосов и линеарную гармонию. Формирование микротематической мелодики и гармонии содействовало усилению фонического уровня музыкальной композиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *