Проблема сонорики

Центральная для новейшей музыки проблема сонорики разработана в трудах А. Маклыгина, в его диссертации «Сонорика в музыке советских композиторов».Опыт систематики форм современной музыки имеется у ряда отечественных теоретиков — В. Ценовой, В. Холоповой а также С. Гончаренко Наконец, важны разработки проблем новейшей музыки в отдельных персоналиях, их довольно много (персоналии композиторские и исследовательские):
• Штокхаузен,
• Булез,
• Ксенакис,
• Лигети,
• Лютославский,
• Волконский,
• Денисов,
• Шнитке,
• Губайдулина.
Другие области музыкальной науки
В настоящей главе, посвященной преимущественно теоретической науке, в рамках сжатого изложения возможно лишь бегло коснуться музыкально-теоретических вопросов еще в двух науках, стоящих особняком и, пожалуй, относящихся в основном к музыкально-историческим дисциплинам, — в русской медиевистике и в музыкальной фольклористике.
Древнерусская музыкальная система
Главные теоретические вопросы русской медиевистики (то есть, прежде всего, знаменного роспева) — ладовая система, ритмическая организация, формообразование.
Однако нельзя не упомянуть и такой важнейшей области исследования, как музыкальная палеография, знаковая система древнего певческого искусства и методы расшифровки древней письменности. По стопам крупнейших специалистов русской палеографии — М. Бражникова, В. Беляева, Н. Успенского — ряд новых исследователей продолжает открывать для музыки новые памятники искусства прошлого, развивать драгоценное умение читать и расшифровывать древние мелодии, спрятанные от рядового музыканта частоколом крюковой записи. Это Г. Никишов, Т. Владышевская, 3. Гусейнова, С. Кравченко, Н. Серегина, А. Кручинина,Г. Алексеева, Д. Шабалин,И. Лозовая, Б. Смоляков, С. Фролов, Б. Шиндин, А. Конотоп, М. Богомолова, С. Зверев, Г. Потищева, И. Кондратович и др.
Расшифровку древних памятников музыки можно уподобить археологическим раскопкам — находкам предметов быта, украшений, а иногда это подобно открытию сохранившегося дома или церкви.
Одна из наиболее трудных проблем —ладовая система древнерусских роспевов. Мы без труда определяем лад в русской народной мелодии, в любой модальной пьесе из «Микрокосмоса» Бартока, в любом латинском Kyrie, Sanctus\’e, Dies irae или в древнегреческой сколии Сейкила, но — взглянем на почти все (!) расшифрованные древнерусские мелодии — не можем сказать, в каком ладу те или иные «Свете тихий», «Господи воззвах», «Богородице Дево» или ирмосы воскресны (по осьми гласам). Кулуарно даже бытует мнение, будто в древнерусской монодии вообще нет никакой ладовой системы, никакого лада, ибо древние роспевщи-ки не знали теории лада, а имели лишь распределенные по гласам мелодические формулы и составляли мелодии, комбинируя их; формульная же композиция — «доладовая» форма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *