Новое слово «модальность»

Новое слово «модальность» появилось в книге М. Этингера о Бахе (1963), что отражало это традиционное учение о «ладах». Сразу оказалось, что в новое понятие модальности входят и всевозможные натуральные лады, и искусственные, основанные на 12-ступенной темперации симметричные.Под углом зрения различения модальности и тональности в отечественном музыкознании новое освещение получила гармония и старых эпох и стилей в трудах Т. Барановой, Т. Бершадской и других, часто по традиции без применения слова «модальность».
В музыке же XX века модальность естественно исследуется на примерах сочинений Мессиана, Стравинского, Бартока, Дебюсси, Шостаковича, Буцко, Слонимского — в работах Н. Гуляниц-кой, Т. Вернадской, Ю. Холопова, Л. Дьячковой. С проблемой новой ладовости у Бартока связана теория Эрно Лендваи, имеющая и более широкое значение.
В творчестве Шостаковича выработалась ярко своеобразная система ладовых формул смешанно-диатонического (миксодиа-тонического) рода, где минорный лад расширяется, но не до 12 звукоступеней, а до неустойчиво «промежуточного» их числа, если в октаве, то 8—9—10.
В различных аспектах с позиций теорий современной гармонии, тональности, модальности рассмотрены и индивидуальные творческие концепции композиторов XX века. Это:
• А. Н. Скрябин, споры о гармонии позднего периода которого, как ни странно, не утихают и до наших дней,
• Н.Я.Мясковский;
• С. С. Прокофьев;
• Д. Д. Шостакович;
• А. И. Хачатурян;
• И. Ф. Стравинский;
• Г. В. Свиридов,
также ряд западноевропейских композиторов — П. Хиндемит, Б. Барток, О. Мессиан, В. Лютославский, американская теория рядов (set); гармония джаза.
Наиболее сложная область современной гармонии связана с радикальными новыми техниками композиции — так называемой «свободной атональностью», 12-тоновостью, серийностью и додекафонией, сонорикой и сонористикой, электронной музыкой (с другой природой звука), алеаторикой. Вместе с техниками письма (контрапункта) и в особенности формы они составляют настолько специфический инокачественный объект, что, в сущности, должны рассматриваться вне рамок традиционной науки гармонии (как и полифонии, формы, инструментовки). Особенно характерна эта ситуация для новаций второй половины XX века и составляет последствие бурного становления Авангарда-П —идей П. Булеза, К. Штокхаузена, Л. Ноно, Я. Ксенакиса, Дж. Кейджа, некоторых явлений русской музыки.
Поэтому проблематики современной Новой музыки мы коснемся после «формы».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *