Музыка как вид искусства

В книге Чередниченко (1988, см. в примеч. 16) современная марксистско-ленинская эстетика, отметившись, где нужно (глава II начинается с К. Маркса), содержит обстоятельную «Историю мысли о музыке» в связи с эстетикой (глава I), «теорию музыкальной истории» (! — глава III — вместе с «логикой музыкально-исторического процесса») и обстоятельно исследует музыку саму (главы IV, V), заключаясь «Эстетическим анализом» музыки как таковой: это И. С. Бах, кантата № 4, и Н. Сидельников, кантата «Сокровенны разговоры»; с. 226—256. По своему методу такая наука, в сущности, живет лишь «в рамке» марксизма-ленинизма, фактически будучи уже чуждой его ортодоксии.Но есть и другие линии развития музыкальной эстетики, не лежащие в русле марксистской науки, а также много более частных проблем, содержательно разработанных советским музыкознанием. Не отсылает более к положениям марксистской науки книга В. Холоповой «Музыка как вид искусства», где сочетаются методы и категории различных наук, — это эстетика, культурология, анализ музыкальных произведений, системный подход, психология и др. (I часть, с. 2). Две части крупным планом освещают группы проблем:
I. Музыкальное произведение как феномен;
II. Содержание музыкального произведения. Ссылаясь на развитие гуманитарных наук в XX веке, автор преобразует традиционную парную категорию «содержание и форма» (считая недостаточными и триаду, и тетрактиду, расширяющие изначальную бинарность) и предлагает свою «восьмикомпонентную систему эстетико-философских и социально-психологических категорий произведения искусства» (II часть, с. 5, 6, 7): 1. Материя (М), 2. Форма (Ф), 3. Идея (И), 4. Произведение (Пр.), 5. Опыт (Оп.), 6. Катарсис (К), 7. Общественная жизнь (Общ.), 8. Историческое изменение (Ист.). Притом каждый из восьми компонентов имеет еще и свое содержание, новая теория которого намечается Холо-повой в виде девятиступенной иерархии, начинающейся от «содержания музыки в целом» и «содержания идей исторической эпохи» и приходящей к «содержанию музыкального произведения в восприятии слушателем» (там же, с. 9).
Специального внимания заслуживал бы еще ряд тематических направлений этой группы наук: музыкальная психология в трудах Е. Назайкинского, В. Медушевского, М. Смирнова; проблема национального в искусстве, соотношения культур Запада и Востока — у Н. Шахназаровой, эстетика музыкального жанра — у А. Сохора.
Глубокая и объективная оценка группы эстетико-философско-психологических наук требует теперь специального исследования с новых позиций. Нелишне привести высказывание одного из цитировавшихся авторов: история, несмотря на ее подчас жестокие шутки, обладала обаянием, которое, возможно, «станет основой нового мифа о советском золотом веке» — а ведь, в самом деле, тогда нас по крайней мере не взрывали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *