Новые идеи и концепции

Как известно, развитие искусства не сводимо к радикальному усложнению средств выразительности: усложнение техники композиции, «слухового кругозора» (В. Конен) не может быть единственным показателем новизны творчества, в том числе музыкального. По меткому наблюдению М. Бахтина, в культуре «отменяется представление… о каком-то прямолинейном движении вперед.Выясняется, что действительно существующий шаг вперед сопровождается возвратом к началу (изначальности), точнее, к обновлению начала. Идти вперед может только память, а не забвение. Память возвращается к началу и обновляет его».
Близкую идею высказывает и Д. Лихачев: «Красота является как новое в пределах старого. Абсолютно новое „не узнается». И соотношение нового и старого все время меняется. С увеличением гибкости, „интеллигентности» эстетического сознания доля нового становится все больше, доля старого отступает и уменьшается. Но абсолютно новое не может все же существовать: оно не узнается».
В завершающее десятилетие века музыканты попытались реальнее выявить непростую связь времен. Как известно, чтобы оглянуться назад, осмыслить прошлое, следует досконально изучить историю своего искусства. Ведь XX столетие, по меткому наблюдению Н. Конрада, принадлежало тем особым переломным, трагическим эпохам, которые составляют «нервные узлы истории».
На рубеже XX и XXI веков нравственно-философская проблематика, постановка «вечных» вопросов судьбы человека и человечества, цели и смысла жизни, высокой духовности и веры в духовную природу искусства, в ее этический пафос приобрели новую актуальность. Они стали оказывать воздействие на концепцию многих музыкально-исторических трудов (сошлемся для примера на название труда Л. Раабена «О духовном ренессансе в русской музыке 1960—80-х годов». СПб., 1998). Итак, XX столетие, несмотря на разветвленность исторической науки, еще не создало обобщающую историю отечественного музыкознания, как и историю русской фольклористики и других сфер музыкально-исторического знания.
Сегодня новые идеи и концепции приходят в музыкально-историческую науку отовсюду — в процессе изучения музыки старинной и современной, фольклорной и композиторской, экспериментально-элитарной и массовой… И потому новой русской музыке, как никогда раньше, нужна и память о своем историческом пути, и постоянный диалог с мировым искусством. Искать же новизну русская музыка XXI века будет, думается, не только во вне, но и внутри своей истории, не раз осмысленной и прочитанной заново.
Наступил XXI век. Пройдут годы, откроются новые архивы, в чем-то, как всегда, изменятся взгляды на прошлое. Отечественные и зарубежные музыковеды окажутся перед перспективой еще раз написать «Историю русской музыки XX столетия».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *