Путь музыки XX века

Путь музыки XX века творила огромная когорта композиторов, число которых было недоступно минувшим столетиям, взятым вместе. Над осознанием идущих в творчестве процессов трудилось несколько поколений музыковедов, среди которых были талантливейшие историки и публицисты. «Писать историю современности всегда было уделом публицистики (а в искусстве — критики), — писал А. Сохор. — По меркам минувших, даже сравнительно недавних эпох (например, XIX века) 10, 20 и 30 лет — малая величина на часах истории, срок недостаточный для того, чтобы творческое явление стало объектом искусствознания как науки.Поэтому ученые прошлого обычно останавливались на предшествующем этапе, посвящая современникам лишь критические этюды и очерки… Самостоятельной науки о современной музыке в то время все-таки не существовало. Зародилась такая наука в нашей стране.
Зерна ее — в статьях и рецензиях первых советских критиков и популяризаторов, имена которых мы произносим сегодня с глубоким уважением: Б. Асафьев, Е. Браудо, С. Богуславский, В. Беляев, В. Держановский, А. Дроздов, В. Каратыгин, Н. Малков, В. Музалевский, Г. Поляновский, С. Чемоданов и другие. К концу 20-х годов на основе наблюдений и оценок этих авторов и их более молодых коллег была уже предпринята попытка обозреть общую панораму творчества отечественных композиторов». Появилась первая в истории русской музыкальной культуры XX века серия кратких монографий о современных композиторах. Она была издана между 1926-—1929 годами и включала двенадцать брошюр о представителях старшего и среднего поколений, в том числе о С. Василенко, Р. Глиэре, Н. Мясковском. Примыкают к этому выпуску и труды И. Глебова (Б. Асафьева) о С. Прокофьеве (Л., 1927), «Книга о Стравинском» Б. Асафьева (Л., 1929).
Подчеркнем существенное: в академическом музыкознании в первые 10—15 лет после октябрьских событий практически не поднимался вопрос о том, какой должна быть советская музыка в качестве исторически самостоятельного субъекта, якобы принципиально нового явления в мировой музыкальной истории. Так, названная серия брошюр публиковалась под общим титулом «Биографии современных русских композиторов». Помимо авторов, работавших в СССР, в нее был включен, например, Н. Метнер, эмигрировавший в 1921 году. В характеристике композиторов еще отсутствовали «графы», ставшие в недалеком будущем обязательными для характеристики деятелей культуры постреволюционного периода. Оценки стилевых устремлений исходили из взаимосвязи с классическими традициями, в первую очередь Глазунова, Скрябина, Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова. Последний, кстати, также в конце XIX века высказал мысль об избирательности Истории при трансформации современных сочинений в объекты классики: «…Искусство обратится в памятник прошлого, и будущие поколения будут с любопытством изучать (и то сказать, будут ли еще они это делать) только главнейшее, то есть то, что в свое время являлось характерным для известной эпохи в истории музыкального развития той или другой страны».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *