Зарубежный период творчества крупнейших русских композиторов

Зарубежный период творчества крупнейших русских композиторов либо умалчивался, либо представлялся однозначно в негативном аспекте (пример тому — первая монография И. Нестьева о Прокофьеве). Вплоть до 80-х годов история отечественной музыки, ее периодизация, хронологические рубрики были абсолютно зависимы от общих установок всей советской историографии, то есть напрямую связаны с ходом гражданской и политической истории страны.В силу этого исследователи правы, утверждая что «в нашей стране параллельно творились как бы две истории. Одна—следовала официальной идеологической доктрине, поддерживаемая государством. Достижения здесь рождались как результат искренней веры в эту доктрину или — в случае вынужденного ответа на давление сверху — неодолимого появления природного таланта. Другая — в противовес доктрине — нарушением ее постулатов, подчинялась лишь движению специфической художественной логики. С этой, второй, связаны пытливые поиски, беспокойный дух новаторства, окрасившие драматизмом весь путь советской музыки». В свете сказанного есть смысл наметить отдельные хронологические вехи историографии в России.
Непосредственный импульс отечественная музыкально-историческая наука получила еще на рубеже XX столетия. В определенной степени это касалось прежде всего «текущей» музыкальной истории, то есть музыкально-критической мысли. Именно на этом этапе музыкальная публицистика становится, в сущности, всеобъемлющей — то есть систематичной и охватывающей различные стороны музыкальной жизни. Почву для этого создавало то, что наряду с постоянными отделами во всех крупных газетах и во многих журналах общего типа создается специальная музыкальная периодика.
Н. Финдейзен основал в 1894 году в Петербурге «Русскую музыкальную газету», которая являлась в дореволюционные годы наиболее значительным изданием подобного профиля (после длительного перерыва была возобновлена в начале 1990-х). С 1912 года в Москве издавался журнал «Музыка» (редактор В. Держановский), отличавшийся живым и сочувственным откликом на новые явления в области композиторского творчества. Годом раньше в Петербурге начал выходить «Музыкальный современник» (под редакцией А. Римского-Корсакова), более академичный по своей направленности — здесь публиковались ценные исследовательские материалы (например, специальные номера были посвящены Мусоргскому, Скрябину. Танееву).
Формировать свою разветвленную инфраструктуру отечественная музыкальная наука начинает уже в начале XX века. В 1908 году в Москве было основано общество «Музыкально-теоретическая библиотека», ставившее своей задачей разработку вопросов классического наследства и создание фондов литературы по истории и теории музыки (в осуществление этой задачи большой вклад внесли М. Иванов-Борецкий и В. Булычев).
В 1912-м в Петербурге организуется первый в России научный центр искусствознания — Институт истории искусств с отделом истории музыки (после ряда реорганизаций превращен в научно-исследовательский отдел Института театра, музыки и кинематографии). В 1921 году в Москве созданы Государственный институт музыкальной науки (ГИМН) и Государственная академия художественных наук (ГАХН). Наследуя опыт этих учреждений, в 1944-м основан Институт истории искусств (с 1977 — Институт искусствознания) — научно-исследовательская структура комплексного типа, призванная разрабатывать проблемы теории, истории, эстетики, социологии искусства. Первым руководителем музыкального сектора стал академик Б. Асафьев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *