Основные задачи историографии

В качестве основных задач историографии ученый определяет: «1) построение концепций музыкально-исторического процесса; 2) создание теории стилей с их характеристикой; 3) выявление взаимосвязи личности и творчества крупнейших композиторов».Именно этим проблемам посвящено учебное пособие М. Друс-кина «Зарубежная музыкальная историография» (М., 1994; процитированные выше строки — из этого издания), адресованное студентам-музыковедам. Однако еще в 1971 году ученым был разработан и включен в учебный план Ленинградской консерватории специальный лекционный курс зарубежной музыкальной историографии. К настоящему моменту еще, к сожалению, не создан аналогичный курс русской музыкальной историографии. Данный раздел нашего учебного пособия делает попытку дать лишь самое общее представление о движении отечественной историографии XX столетия.
Прослеживая путь познания музыкальной историей (прежде всего наукой и критикой) жизни художественных тенденций минувшего века, нетрудно заметить, что здесь определяющими обстоятельствами могли выступать абсолютно разные факторы. При ведущей роли в развитии культуры самих художественных процессов наблюдался известный параллелизм композиторского творчества и музыковедческой науки. Таковы, например, 60-е годы, которые в силу многообразия «выброса» новых идей стали равно рубежными — и для творчества, и для музыкознания.
Очень плодотворными для исторической науки оказался конец 80-х и 90-е годы, что не в последней степени предопределялось долгожданной доступностью архивной базы.
С другой стороны, возникали явления, в том числе в исторической науке, продиктованные идейно-политическими установками разных десятилетий. Естественно, самые «черные» годы и в творчестве, и в музыкознании, обусловленные событиями 1948 года, на целые десятилетия превратили историческую науку в значительной степени в служанку господствующих идей. Именно тогда стали набирать силу безбрежный поток музыкальной «ле-нинианы», зачинавшийся еще в 20-е годы, серии произведений, связанных с датами «Красного календаря», и «славильных» сочинений, а история отечественной музыки первой половины XX столетия потеряла многих героев своей персоналии: композиторы-эмигранты становились практически запрещенными фигурами, их творчество ушло из концертной практики, а в учебниках их имена по сути лишь мелькали (например, в учебниках истории русской музыки, выходивших в послевоенный период, Стравинский был представлен только «русским» периодом, весьма избирательно подавался Метнер и т. д.).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *