Сочетание двух линий — фарса и лирики

Данный путь оказался плодотворным и для ряда других композиторов: К. Караева, А. Петрова, М. Вайнберга, Р. Паулса, С. Баневича, А. Колкера, Г. Гладкова. Серьезная удача в этом ряду — оперетта В. Казенина «Дядюшкин сон», написанная по одноименной повести Достоевского (автор пьесы К. Васильев).Смелым и неожиданным было уже одно сопряжение беспощадного реализма Достоевского и законов оперетты (музыкальной комедии или мюзикла). Вместе с тем повесть писателя давала основания для подобного эксперимента. В ней параллельно развиваются такие пласты, как обостренная гротесковость, комедийность, подчас водевильность ситуаций (образ Князя, сатирическая обрисовка мордасовского быта), а с другой стороны — лирическая драма молодых героев Зины и Васи, их любовь, которой суждено погибнуть в этом духовном захолустье.
Сочетание двух линий — фарса и лирики — все это внешне отвечало образной структуре оперетты, но по сути своей изнутри наполнялось новым, особым смыслом. Высота литературного первоисточника и в этом случае сделала невозможным для авторов применение привычных опереточных клише, вела по пути более сложного жанрово-драма-тургического синтеза.
Авторы определили жанр произведения как «трагикомический мюзикл». И хотя стилистически «Дядюшкин сон» значительно ближе оперетте, в нем нет той современной массово-бытовой жанровости, которая является одним из ключевых признаков мюзикла. Само же жанровое обозначение спектакля представляется достаточно симптоматичным. В 60—70-е годы мюзикл казался тем жанром, который был способен вывести опереточно ориентированный театр из кризиса.
В этом убеждали появившиеся на экранах и театральных сценах лучшие зарубежные мюзиклы: «Вестсайдская история» Л. Бернстайна, «Моя прекрасная леди» Ф. Лоу, «Оливер» Л. Барта, «Человек из Ламанча» М. Ли, «Шербурские зонтики» М. Леграна.
Применительно к отечественной сцене определение «мюзикл» было достаточно расплывчатым, вызывало немалые споры среди теоретиков и практиков жанра. И сегодня еще нельзя считать устоявшимися представления о специфике отечественного мюзикла, о его роли в развитии театра, о том, является ли он принципиально альтернативным оперетте или, напротив, определенным этапом ее развития.
Неразрешенным оказался, пожалуй, и самый принципиальный вопрос: есть ли вообще четко выраженная граница между этими двумя театральными разновидностями? Пока что с изрядной долей условности можно лишь наметить некоторые особенности мюзикла, не считая их ни сколько-нибудь исчерпывающими, ни абсолютно специфическими. Следует учитывать, что этот жанр представляет собой систему открытую и активно развивающуюся.
Прежде всего мюзикл предполагает серьезную, остросодержательную литературно-драматургическую основу, причем не ограничивающую себя исключительной или доминирующей комедийностью, как это бывает в театре оперетты, а выходящую в область драматическую и даже трагедийную. «Большая», часто классическая литература, «вечные» сюжеты сочетаются в мюзикле с предельно актуализированной стилистикой: музыкальной, хореографической, театрально-сценической; мюзикл апеллирует к самым современным, очевидно модным массово-бытовым музыкальным жанрам. Исходя из последнего обстоятельства мюзикл невозможен без современного технического аудио-визуального оснащения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *