Новое качество произведения

Н. Мясковский в разгар борьбы с «формализмом» в искусстве сочинил 26-ю симфонию (1948—1949 годы) на материале древнерусского демественного пения в расшифровке В. Беляева. Обращение в этом произведении к Богу, к духовным стихам было актом внутренней свободы художника в мире бесчеловечного подавления достоинства личности.Появление 26-й симфонии перед общепринятым финалисом симфонического творчества Мясковского, его 27-й, знаменовало для ведущего жанра «двойную развязку» — 26-я психологически итожила линию симфонических драм композитора.
Мясковский сохраняет в симфонии первоисточники, органично «встраивая» в музыкальную ткань собственные темы в подобном же каноническом ключе. Первая часть цикла «Плач странствующего» — это раскрытие темы одиночества («Охти, горе мне / На чужой стороне»). И еще один мотив — прощание, расставание души с телом, уход к Богу (прецедент — духовный стих из 6-й симфонии). В финале симфонии, в «Стихе Грозном» мотив ухода приобретает зловещую окраску: «Смерть прелютую назначил / На одре спокойном»; «Вскоре суд и месть от неба / Объявил той строго». Средняя часть написана на тему стиха о «Рождестве Христовом», в ней слышатся отзвуки ладовых, фактурно-гармо-нических идей, идущих от идеального мира добра и красоты.
Продолжение традиции отражения духовной темы в симфонических и камерно-инструментальных произведениях можно найти еще у ряда композиторов, в том числе в творчестве Юрия Буцко. Этапными стали его симфония-сюита «Древнерусская живопись», симфония «Духовный стих», «Полифонический концерт». В основе каждой из семи частей симфонии-сюиты (1970) лежит знаменный распев. В лирическом ключе здесь почти зримо раскрыт символический мир иконы. «Духовный стих» отличается интеллектуализацией творческого процесса, высокой степенью концентрации мысли на одном образе, напряженным развитием интонационного материала. Особое место занимает «Полифонический концерт» на темы знаменного распева — монументальный цикл из 19-ти контрапунктов для четырех клавишных инструментов: рояля, органа, клавесина и челесты (1970). В финале клавишный состав усилен тремя видами колоколов, там-тамом и мужским хором. В партии баса звучит «царь-стих» — «Всякое дыхание». В этом масштабном произведении (его исполнение занимает три часа) композитор ввел знаменный распев в инструментальные формы средствами современного языка.
В сфере инструментальной музыки Буцко ищет и находит новое качество произведения, основанного на знаменном распеве. Композитор выработал свою методологию работы со знаменным распевом (которую и раскрывает в авторской аннотации к «Полифоническому концерту»). Основной импульс образования собственной системы состоит в том, что знаменный звукоряд, ограниченный диапазоном певческого голоса, расширяется в обе стороны с сохранением тех же, что и в основном обиходном звукоряде, согласий. Обиходная певческая зона принимается в качестве главной тональности. Вся система имеет ось симметрии, относительно которой любые созвучия можно зеркально отразить на противоположной стороне звукоряда. Круговая ладовая система, созданная Буцко на основе знаменного звукоряда, имеет общие корни и общий звуковой состав с квинтово-квартовой — это двенадцатитоновость на расстоянии. Такое родство позволяет композитору назвать свою систему «русской додекафонией» — две-надцатизвучием, извлеченным из национального материала. Знаменное пение воспринимается Буцко как идеал духовного совершенства. Его «религиозный тип мышления» предопределил главную линию творчества как почвенно русского композитора, по-новому претворившего в своей музыке древнерусскую культуру православия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *