Духовная вокально-инструментальная и симфоническая музыка

Говоря о великих достижениях композиторов Нового направления, нельзя не упомянуть еще об одном явлении, важнейшем для всего дальнейшего развития русской духовной музыки XX века. Масштабность форм, тембровое разнообразие, широта и свобода голосоведения — все это сопоставимо с аналогичными явлениями в симфонической музыке.Именно названные черты составляли характерные свойства произведений нового духовно-концертного стиля, в котором смысловая конкретность древних напевов приобретала все более обобщенный характер. Новые фонические эффекты композиторы искали еще в начале XX века (вспомним, к примеру, знаменитый икос панихиды «Сам един еси бессмертный» Кастальского). Чисто художественные поиски приводят их к смелому и нетрадиционному для православного музыкального творчества решению: ввести в хоровую духовную музыку звучание инструментов.
Первые шаги в этом направлении сделали Гречанинов и Кастальский. Гречанинову принадлежит целый ряд концертно-духов-ных произведений с инструментальным сопровождением, включая песнопения для голоса с органом или фортепиано, струнным оркестром, струнным квартетом и арфой. Сам композитор так объясняет свое смелое решение: «Написав две Литургии, Страстную Седмицу, Всенощную и несколько больших сложных хоров… я исчерпал в них все технические возможности, какие только может дать хор a cappella. Хор симфонизирован, что же дальше?»19.
Одной из вершин творчества Гречанинова в данном направлении стала Liturgia demestica (Демественная литургия). Произведение вполне сравнимо со Страстной Седмицей по художественной значимости, по масштабу. Литургия написана для тенора и струнного оркестра, органа, арфы и челесты.
Почти одновременно с Гречаниновым на новом для себя поприще выступает и Кастальский, создав уже упоминавшееся сочинение «Братское поминовение» для хора, солистов, органа и оркестра. Кастальский выбирает новую для него форму «русского реквиема» (Асафьев) из 12-ти частей. За основу берутся песнопения католического реквиема, причем те его части, в которых можно найти родство с частями русской панихиды.
Использование органа и оркестра, инструментальных номеров, инструментальное сопровождение сольных вокальных эпизодов вводятся Кастальским как дань католикам и англиканам, сражавшимся вместе с Россией против Германии. Подтекстовка песнопений дается на церковно-славянском, латинском и английском языках. Отражая патриотические настроения, Кастальский сознательно отказывается от полифонических приемов (гак называемого «немецкого» контрапункта). Основную смысловую нагрузку ряда песнопений несут мелодические интонации, восходящие к древним распевам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

<