«Неизреченное чудо»

Драматургия цикла «Неизреченное чудо» — это восхождение в первых пяти хорах от тихой и кроткой молитвенности к торжеству света и радости. В открывающем цикл начальном хоре «Господи, спаси благочестивый» возгласы баритона (священнослужителя) и строгие аккордовые последовательности отзывающегося хора (паства) сразу погружают в атмосферу храмового пения.В следующем песнопении — Трисвятом — известная молитвенная формула «Свягый Боже» проводится пятикратно, каждый раз наполняясь новым музыкальным смыслом и приходя к кульминации при своем последнем проведении.
Это достигается благодаря свиридовскому приему «динамической статики». Далее идет исполненное любви величание Богородице — «Достойно есть» — и торжественное славление Христа в «Рождественской песне». В следующей части — «Славе» — возгласы священника «Слава Отцу и Сыну» подхватываются четырехголосными строгими аккордами хора. После тихого «аминь» звучит блестящая, полная света и радости «Аллилуйя». Но завершается хор не этой традиционной молитвенной формулой (здесь она мастерски разработана в партии солирующего сопрано в виде ликующих диатонических секвенций на фоне тянущихся хоровых педалей). Композитор отказывается от такого блестящего завершения в духе русских хоровых концертов. Цикл заканчивается хором «Неизреченное чудо» — финалом, неожиданным и удивительным по своему сакрально-мистическому значению.
В гимнографическом тексте этого хора открывается потаенный смысл всего цикла, его тайнопись. Именно первыми словами финального хора назван весь цикл — «Неизреченное чудо». В нем представлен библейский сюжет, положенный также в основу знаменитой древнерусской литургической драмы «Пещное действо», особо любимой в XVI—XVII веках и разыгрывавшейся ежегодно перед Рождеством Христовым в московском Успенском соборе в присутствии царя.
Второй духовный цикл Свиридова «Песнопения и молитвы» впервые прозвучал в феврале 1993 года. Этому произведению присуще глубокое философско-религиозное осмысление основ бытия, единения человека с Богом. Лирический центр этого цикла представлен в трех хорах (№ 6—Я). Для создания в них атмосферы особого исповедального моления композитор использует интересный драматургический прием. Исполнение лирической кульминации он поручает малому хору, добиваясь настроения, когда душа обращена к Богу не в общем соборном песнопении, а как голос души одинокого человека, как «зов на краю пропасти». Так возникает антитеза: соборное — личное, духовное — душевное, идеальное — чувственное, Бог — человек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *