«Любовь святая»

Сердцевина цикла — духовный стих «Любовь святая». Поэтический текст хора — фольклорный памятник XIX века, духовный стих, своего рода апокриф. Он отражает народное представление о христианской любви. Такие стихи пели русские скитальцы, нищие, паломники, «калики перехожие». Попевка в партии сопрано развивается в виде диатонических секвенций, звучит на фоне хоровых кварто-квинтовых педальных устоев, раздвигающих звуковысотный горизонт.Удивительные параллели, встреча эпох, возникают при анализе этих хоров в соотнесении с принципами творчества древнерусских мастеров — Варлаама Рогова, Ивана Лукошкова, Федора Крестьянина. В их произведениях выявились такие приемы формообразования и раскрытия смысла гимнографического текста, как деление песнопения на строки при помощи концовок-фина-лисов. в том числе типизированных; использование срединных и конечных ладовых устоев строк в качестве формообразующих элементов; изменение типа мелодического движения (восходящего, нисходящего, колеблющегося) и высотного уровня звучания. Приемы формообразования, выявленные в творчестве древнерусских распевщиков, органично вплетены Свиридовым в его духовные хоровые полотна, например в «Покаянный стих».
Первая часть песнопения состоит из трех строк, каждая из которых завершается единой типизированной концовкой, объединяющей их в одно целое и вносящей единую тоникальность. своеобразный ритм перечисления. Мелодическое развитие можно определить как попевочно-знаменное. вариантное.
Два цикла духовных хоров на гимнографические тексты из православного Обихода — «Неизреченное чудо» и «Песнопения и молитвы» — Свиридов обнародовал в 1992—1993 годах. Духовных хоров в этот период им написано гораздо больше, но в циклы вошли лишь избранные самим композитором произведения (шесть — в первый и десять — во второй). В музыкальном языке обоих циклов отмечается «чисто свиридовское голосоведение, с „вращательным\’\’ движением сходящихся и расходящихся голосов (иногда попарно удвоенных), часто приводящее, особенно в кульминационных моментах или каденционных формулах, к параллелизму октав и квинт, что создает атмосферу архаики». Наблюдается и некоторое родство со знаменным распевом в медленных частях, но не столь ярко выраженное, как, например, в хорах к трагедии «Царь Федор Иоаннович». Отголоски партесного стиля барокко присутствуют в славлениях, в светлых «аллилуйя» обоих циклов. Свиридов не цитирует церковные распевы и не прибегает к искусственной стилизации. Последние, исповедальные духовные хоры тяготеют к культовому пению, что проявляется и в хорально-гармоническом складе хоров, и в чертах так называемой «церковной тональности» (И. Гуляницкая), и в строгой простоте высказывания. Композитору удалось создать новый собственный образ идеального клиросного пения, сочетающий элементы и каноничного и собственного свиридовского стиля (антифонность. псалмодирование, выдержанные хоровые аккорды и органные пункты, над которыми возносится мелодия; уплотнение и разрежение аккордовой звучности в зависимости от смыслового содержания текста, диатоническая вариантная сек-венционность и т. д.). Благодаря этому в последних хорах возникает удивительная атмосфера таинства, погружения в самые глубины духовности. В них продолжена и линия романтической духовной лирики, идущей от Литургий Чайковского и Рахманинова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *