Духовная музыка прикладного характера

Примером восстановления традиций может служить и творчество протоиерея Николая Ведерникова, автора духовных и светских произведений (в том числе не только хоровых, но и инструментальных, симфонических), одного из немногих современных композиторов, чья религиозная музыка исполняется в храме.Продолжая дело Кастальского и Рахманинова, он создает и оригинальные сочинения для церковной службы, и обработки старинных распевов в традициях русской культовой музыки. В 1946— 1948 годах композитор написал свою первую девятичастную Всенощную в строгом церковном стиле. Четыре ее раздела уже в то время постоянно исполнял хор московской церкви Всех Святых под управлением выдающегося регента Н. Данилина. В 1970 году была создана Литургия, а в 1972—1973-м — Всенощное бдение на старинные распевы. Ведерников придерживается канонической модели, выработанной Новым направлением. В его композициях преобладает диатоника. При обработке старинных церковных распевов, почерпнутых из Обихода, изданного Синодальной типографией в 1892 году, Ведерников предпочитает полифониза-цию музыкальной ткани, «чтобы было движение, живая хоровая ткань, чтобы хор жил». Его музыка светла по колориту, возвышенна по звучанию. Во Всенощной, фактура которой наиболее сложна, обработаны подлинные Валаамские распевы. Включает Ведерников и оригинальный материал, написанный в духе старинных канонических распевов.
Говоря о современной культовой музыке, нельзя не упомянуть и о творчестве Владимира Мартынова. Его песнопения Всенощной и Литургии характеризуются как каноничные. Показательным примером может стать песнопение «Ныне силы небесные» для трехголосного мужского хора a cappella. В нем отмечаются наиболее яркие проявления канона: знаменная мелодия, по-старинному звучащая в среднем голосе, бестактовый ритм, церковный звукоряд, распетый в терцово-квартовых согласиях, стилизованная гармония, основанная на интервально-мелодическом, а не на трезвучном принципе. Все это создает аскетические, созерцательно-мистические моления. Основой формообразования и развития в композициях становится попевка. При этом преобладает тип развития, наблюдаемый в знаменном пении, то есть вариантность, изменяемость, непериодичность. Особенностью стиля становится некий «минимализм», строгость в отборе звуковы-сотных средств, что, в частности, проявляется в модальности, базирующейся на церковном обиходном звукоряде.
Акцентируем существенное: на первом месте в сфере духовной музыки прикладного характера в последней трети XX века, как и ранее, находятся переложения, гармонизации, обработки древних распевов. Сердцевина церковной музыки — знаменный распев. Другие более поздние распевы — греческий, киевский, болгарский, местные монастырские — также оказываются учтенными композиторами, пишущими разного рода церковную музыку. В клиросных жанрах пробуют себя В. Калистратов, А. Киселев, Н. Лебедев, В. Пьянков, В. Рябов. При этом каждый из них индивидуально осваивает духовно-художественные смыслы древних знаменных распевов.
Преемником духовной традиции во второй половине XX века стал Георгий Свиридов- фигура знаковая как для всей русской музыки, так и для ее сакральной ветви. В его музыке духовное, религиозное и народное почти тождественны. Интонационные истоки стиля композитора восходят к далекому детству. Композитор продолжил традиции школы Нового направления, творчески преломив их на новом художественном уровне. Свиридов не оставил таких канонических жанров, как Литургия или Всенощная, но его хоровое а саррell\’ное творчество многими нитями связано с корневыми традициями русской духовной музыки. Так, например, рахманиновское начало проступает в самих формах изложения хоровой фактуры, в красочной антифонности и колокольности, в сплаве церковно-канонического, народно-песенного и панегирически-кантового начал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *