Сакрально-мистический смысл литургического таинства

Свое первое духовное произведение — концерт на текст кондака Успению Богородицы «В молитвах неусыпающую Богородицу» — композитор написал в 1893 году под впечатлением от общения со Смоленским. В этом юношеском произведении уже проступают черты собственно рахманиновского стиля.Следующим этапом в развертывании духовных основ в его музыке стала Литургия ор.31 (1910). В ней Рахманинов стремился придать религиозно-этическим и мистическим идеям масштабную музыкально-словесную форму. В Литургии господствует авторский стиль: «Как бы растворенные в нем знаменные и фольклорные элементы (плюс колокольность) нигде не выступают в своем чистом виде, но в то же время окрашивают все произведение глубоким национальным музыкально-поэтическим и музыкально-религиозным звукосозерцанием». Литургия представляет собой закономерно организованное музыкальное целое. Общность начальных и финальных построений цикла отмечается интонационным, гармоническим и тональным родством. Ее основу составляют крупные, многотемные и внутренне контрастные номера. Психологическая насыщенность, глубина сакрально-мистических образов присутствуют в хорах «Приидите, поклонимся», «Трисвятое», «Хвалите Господа».
Сакрально-мистический смысл литургического таинства открывается духовному взору в самоуглубленном, строгом отрешении от всего мирского, в сочетании с сердечным теплом религиозного чувства. Евхаристический гимн «Тебе поем» (№ 12) — совершенное воплощение этого состояния в музыке.
В природе индивидуального стиля Рахманинова религиозное чувство оказывается не только личностным, но и всеобщим, несет в себе и эпичность, и лиризм. Эпичность по-разному реализуется в Литургии, обогащаясь колокольностью, тембровой много-цветностью, почти оркестровой насыщенностью. Так, в «Хвалите Господа с небес» (№ 16), находящемся в лирико-эпическом русле, господствует картинность. Другой мир Литургии — возвышенный и полный таинственности лиризм, торжественная созерцательность. Обнаруживает себя и лирико-патетическая сфера с элементами драматизма. В Херувимской песне завораживающее впечатление производит сочетание в музыкальной ткани противоположных начал — динамики и статики. Подчеркнем существенное: Рахманинов, обратившись к духовности как к особому миру, смог опереться на собственный музыкальный стиль. Не прибегая к конкретным обиходным распевам, он по-новому воспроизвел типические черты знаменной мелодии, особенности ее ладоин-тонационного строя и развития.
Если становление индивидуального стиля Рахманинова происходило в условиях православной музыкальной традиции в концерте, «В молитвах», а в Литургии обозначилось выражение глубоко личностного, экспрессивно-субъективного начала, то во Всенощном бдении на переднем плане предстала высокая степень образно-смыслового обобщения, а также уход в сферу символического, надличностного воплощения национальной идеи Божественного, Идеального. Композитор считал, что ему удалось разрешить во Всенощной художественную задачу огромной важности: найти неповторимый собственный стиль многоголосной хоровой обработки старинных церковных распевов. При этом Рахманинов свободно и творчески овладел самой сущностью стиля старинных распевов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *