«Новое направление»

Кратко остановимся на основных жанрах и важных стилевых вехах сложного эволюционного пути отечественной духовной музыки в XX столетии. Оно, как и в других жанрах музыкального творчества, было отмечено началом как бы из вершины-источника, коим и стало «новое направление». На рубеже XIX—XX веков во всех сферах духовной жизни общества обострилась тяга к поиску национальных корней.Идея новой волны «русификации» музыки вызрела и в недрах церковного искусства, давно нуждавшегося в кардинальном обновлении. В качестве идеолога реформаторского движения в этой области выступил С.В. Смоленский, хоровой дирижер и педагог, историк древнерусской музыки, автор обработок культовых напевов. Он верил в возрождение национальных основ церковной музыки, а высказанная им мысль о фундаментальном значении старинных знаменных распевов стала одной из базовых в идеологии Нового направления русской духовной музыки (сам термин «Новое направление» утвердился первоначально в статьях А. В. Никольского и А. В. Преображенского). Никольский первым заговорил о своеобразии и уникальности этого обновляющего и прогрессивного явления. В качестве его отличительных черт он отмечает отход от господства европейской гармонии и ее законов, а также отказ от стереотипных имитационных форм как последствий западного контрапункта. Новшествами стали возможность запрещаемых ранее ходов параллельными октавами, терциями и (даже!) квинтами, полноправие унисона, двух- и трехголосия, их свободное чередование. Возвращалась разновидность древнего исона—выдержанные унисонные, квинтовые или октавные хоровые педали. Последнее возникло как следствие обращения к древневизантийским истокам. Упоминает Никольский и о том, что формообразование и пропорции концертов заменились псалмами «в свободной форме». Подчеркивается зависимость этой формы от текста. Этим определялось и особое русское контрапунктирование, и отсутствие квадратности, и свобода метроритмического течения музыки. Как видим, мастерство голосоведения теряло свою абстрактную «правоверность» западного образца. В творческой практике музыканты стремились расцветить хоровую ткань в стиле русского народного полифонического мышления. Отказавшись от хоровых вертикалей, композиторы перешли к исконной русской распевности, к развитию горизонтальных мелодический линий. По глубине проникновения в дух древнего пения это верно и созвучно церковной традиции партитур «строчного» многоголосия XVI—XVII веков. Стремились мастера переосмыслить и эстетику культового пения от лирики к эпосу: от эмоциональной экспрессии романтических композиций они устремились к идеалам православия, к строгой иконописное™.
Преображенский, выдающийся теоретик и историк-медиевист, считал необходимым вводить в церковно-музыкальные композиции не только приемы народной музыки, но и опыт переосмысления этих приемов композиторами-классиками. Он также отмечал, что старинный обиходный распев должен получить статус не пассивного, как ранее, материала для обработки, а функцию, смысл темы, импульса, основы композиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *