Свиридовские интерпретации поэзии Есенина

Другой крупный цикл Свиридова, законченный в 1977 году, написан на стихи Сергея Есенина: «Отчалившая Русь» — «поэма для голоса и фортепиано». Жанровый подзаголовок напоминает об одной из вершин творчества Свиридова — «Поэме памяти Сергея Есенина» для тенора, хора и симфонического оркестра.Как и там, в «Отчалившей Руси» сильно выражено лирическое, исповедальное начало; стихи и музыка становятся «речью от первого лица», чарующей теплотой и непосредственностью выражения. Однако содержание «Отчалившей Руси» иное.
Большинство стихов, избранных композитором, связаны с христианской тематикой, трактованной поэтом очень свободно, в духе полуязыческих крестьянских верований. Пятая песня, давшая название всему циклу (текст извлечен из поэмы «Иорданская голубица»), рисует образ «златой Руси», летящей в небеса «неисчислимой ратью» преображенных душ. Божественное начало разлито в самой природе, где «ветер-схимник… целует на рябиновом кусту язвы красные незримому Христу» («Осень»), а Царствие небесное угадывается в звонной синеве («Там, за млечными холмами»). Но рядом с райскими видениями—тяжелая поступь «рыжего рыбака», обернувшегося Иудой вместо чаемого святого («Симоне, Петр… Где ты? Приди…»), или апокалиптическая картина конца мира под натиском железного чудовища («Трубит, трубит погибельный рог!»). Драматическая острота контрастов усиливается к концу цикла. Меланхолическая картина угасающей человеческой жизни, уподобленной увядающей природе («По-осеннему кычет сова…»), сменяется экстатическим прославлением: «Звени, звени, святая Русь!» («О верю, верю, счастье есть!»). Финальная, двенадцатая песня выдержана в примиренно-внелич-ном тоне: «Тебе, твоим туманам и овцам на полях / Несу, как сноп овсяный, я солнце на руках».
Музыкальное решение всего цикла, как и в других свиридовских интерпретациях поэзии Есенина, определяет вокальная интонация. Композитор свободно преломляет обороты протяжной песни и городского романса, обогащенные декламационностью, создавая очень органичный с поэзией Есенина синтез. Как и в блоковском цикле, здесь есть ключевые звукообразы. Такова, например, никнущая кварта в миноре, на расстоянии объединяющая первую и девятую песни, или мелодические взлеты в идущих подряд второй и третьей. В фортепианной партии скрепляющим элементом становится колокольность — настоящий лейтобраз поэмы. Колокольные звучания определяют и фактуру, и гармонию «Отчалившей Руси» — вертикаль часто собирается из звуков мелодии по принципу резонирующего обертонового спектра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *